Императорская гвардия Наполеона Бонапарта.

Императорская гвардия Наполеона Бонапарта
(Старая гвардия)

Императорская гвардия (фр. Garde impériale) — элитные войска армии Первой Французской империи. Организована императором Наполеоном I Бонапартом, как боевая часть, выполняющая церемониальные функции, сразу после провозглашения империи. Являлась личной охраной Наполеона, а также обеспечивала охрану императорской фамилии и всех высших чинов французской армии. Непременным условием было использование гвардейских частей в боевых операциях. Состав гвардии постоянно менялся, со временем она составила заметную часть французской армии, включающую несколько корпусов, численностью свыше нескольких десятков тысяч человек. Гвардия участвовала во многих военных кампаниях Наполеона, сочетая высокий боевой дух с личной преданностью. Некоторые подразделения сопровождали Наполеона в его первую ссылку на остров Эльба. Все части гвардии были расформированы после второй реставрации Бурбонов.

История формирования

18 брюмера VIII года Республики (9 ноября 1799 года) в результате переворота была свергнута Директория Французской Республики и всю полноту власти получили консулы во главе с генералом Наполеоном Бонапартом. Уже с первых дней сосредоточив всю полноту власти, он приступил к созданию Консульской гвардии (фр. Garde des consuls). 3 января 1800 года был подписан декрет о комплектовании двух полков. В отличие от предшествующих гвардейских частей Директории, личный состав которых комплектовался не по боевым качествам, а по внешним физическим данным, в новую часть зачислялись исключительно за личные заслуги военнослужащего. С самого начала было заявлено, что «гвардия представляет модель действующей армии». Кандидаты должны были соответствовать следующим требованиям: патриотические убеждения, участие не менее чем в трех военных кампаниях, наличие боевых ранений, рост не менее 178 сантиметров, возраст не моложе 25 лет, личная грамотность. Позднее данные критерии сохранились для частей Старой гвардии, сделав послабление лишь в части грамотности, которая требовалась только от унтер-офицерского и офицерского состава.
Уже через несколько месяцев вновь созданные гвардейские части были включены в состав армии, предназначенной для похода Бонапарта в Италию. 14 июня 1800 года в ходе битвы при Маренго консульская гвардия, переданная под командование генералу Ж. Ланну, в течение нескольких часов сдерживала натиск австрийских войск, сумев продержаться до подхода дивизии генерала Л. Дезе, решившего исход битвы.

Численность

В 1804 году в Императорская гвардия насчитывала порядка восемь тысяч человек. Ко времени начала Отечественной войны 1812 года штат Гвардии достиг численности около 100,000 человек. Императорская гвардия состояла из артиллерийских, пехотных и кавалерийских подразделения, точно также как в типовом Армейском корпусе.

Описание

Рассказывая об армии Наполеона, нельзя не рассказать о его гвардии. Гвардия Наполеона это не только страница истории, это ещё и новый исторический способ комплектования гвардейских частей. Даже после его падения солдаты, служившие в гвардии, почитались французами. Старая, Молодая гвардия — до сих пор эти слова олицетворяют верность и преданность, самопожертвование и непререкаемую отвагу, по справедливости заслуженную гвардейскими офицерами и рядовыми на полях сражений по всей Европе — от Мадрида до Москвы. Ни одному государству того времени не удалось создать ничего подобного.
Слово «гвардия» подразумевает отборную, элитную часть войск, и гвардия Наполеона действительно была таковой. За короткий срок своего правления императору французов удалось сделать ее примером, достойным подражания для всех армий Европы.

В каждой европейской армии того времени существовала собственная гвардия, претендовавшая на звание элитного подразделения, тогда как в действительности эти гвардии состояли из военнослужащих, подобранных не по боевым качествам, а по внешним физическим данным (самые высокие, широкоплечие и т.д.). Ярким примером такого отбора являлась английская гвардия.
Русская гвардия в начале XIX века комплектовалась в результате набора целыми подразделениями, проявившими героизм в боевых действиях, без учета характеристик каждого солдата (лейб-гвардии Павловский, лейб-гвардии Финляндский полки), либо формированием соединений на основе специально выделенных одного-двух батальонов (лейб-гвардии Драгунский полк — из 2-го батальона лейб-гвардии Конно-гренадерского; лейб-гвардии Литовский — из 2-го батальона лейб-гвардии Преображенского), либо в результате набора простых рекрутов, отобранных из числа более или менее смышленых и физически крепких претендентов (лейб-гвардии Измайловский). В марте 1811 года Александр I повелел установить новые правила комплектования нижними чинами гвардейских полков, обязывая гренадерские, пехотные и егерские полки ежегодно до 1 декабря направлять в столицу по 4 гренадера и 2 стрелка. Практика показала, что распоряжение монарха не стало главенствующим в наборе гвардейских полков — единого принципа формирования русской гвардии так и не было выработано.
Императорская гвардия Наполеона явилась совершенно иным учреждением, представляя собой настоящую элиту армии, где внешние физические данные играли не первостепенное значение.
Первоначально гвардия (в последующем данная система отбора сохранится для комплектования Старой гвардии) набиралась по следующим критериям. Из десяти кандидатов отбирался только один человек, безупречно подходивший под разработанные императором Франции условия: выслуга лет, грамотность, участие в кампаниях, ранения, героические поступки, образцовое поведение (здесь Наполеон не был первооткрывателем — подобным образом комплектовался, например, полк конных гренадер Королевской гвардии). Следовательно, при отборе в Императорскую гвардию признавались исключительно личные заслуги военнослужащего. Между тем рядовой состав Молодой гвардии комплектовался новобранцами, которых еще следовало научить премудростям ратного дела. Существует точка зрения, представителем которой является известный английский историк и знаток наполеоновских войн Дэвид Чандлер. Он полагает, что отбор достойных из достойнейших военнослужащих для дальнейшей службы в Императорской гвардии якобы нес в себе и отрицательную сторону, поскольку гвардия являлась неким вампиром, всасывающим в себя все лучшие кадры из Великой армии, ослая ее линейные полки. Думается, данное мнение не является верным, поскольку в действительности храбрость, мужество наполеоновской армии на полях сражений не нуждается в излишних похвалах хотя бы потому, что сломить ее удалось лишь одиннадцать лет спустя после провозглашения Первого консула императором французов (если учесть начало военных действий республиканской Франции против монархической Европы, т.е. с 1792 г. — получается двадцать три года!).
Сейчас, с высоты почти двух веков, нам трудно представить страстное желание простых солдат и офицеров Великой армии попасть в ряды гвардии, причем совсем не из-за стремления к материальным выгодам. Когда военнослужащий становился гвардейским гренадером, егерем, артиллеристом, новоявленный гвардеец ощущал себя частицей сложного организма, именуемого Императорской гвардией — престижного, как никакой другой, общественно-политического института в начале XIX века во Франции. Подобное желание являлось не случайным, а закономерным — Наполеон предпринимал целый ряд мер по овладению солдатскими сердцами. Он вступал в переписку с отличившимися в боях солдатами — самый простой гвардейский барабанщик мог всегда лично вручить письмо в руки императору. На дворцовых обедах по случаю распределения наград солдаты (причем не всегда обязательно гвардейцы) рассаживались вместе с генералами, а лакеи имели инструкцию особенно почтительно относиться к первым. Живым олицетворением культа старого солдата и являлась Императорская Старая гвардия.
«Виват! Виват! Мне не один раз предлагали перейти в Императорскую гвардию, но, как назло, когда требовалось мое присутствие — как известно, за отсутствующих некому вступиться — я всегда отсутствовал, и вот наконец, когда пришло очередное предложение, я оказался на месте. Виват! Теперь я капитан в знаменитом корпусе пеших гренадер Старой гвардии, с чином батальонного командира в армии. Ничто и никто в мире не могло больше обрадовать меня, чем эта новость. Отныне я могу рассчитывать на скорое продвижение по службе… я имею честь быть причисленным к гвардии Наполеона! Виват! Чувства переполняли меня, и радость моя была бесконечна». — Строки воспоминаний наполеоновского офицера Л.-Ф. Фантена дез Одоарда более чем убедительны. Обаяние Наполеона было бесконечным. В самые тяжелые для императора минуты гвардия рьяно приветствовала его. Например, весной 1814 года она требовала продолжать борьбу с врагами, изгнав из армии предателей-маршалов, генералов, и сражаться до последней капли крови. И это были не простые слова, а намерения, прочувствованные всем существом гвардейца, безмерно верившего в него, Наполеона, для всей гвардии являвшегося живым богом на земле, чьи приказания должны исполняться беспрекословно, точно и в срок.
Это ради него они без передышки маршируют в распутицу и ненастье, под палящим солнцем Испании или под снегами России, ради него они голодают, дрожат от холода, кутаясь в залатанные шинели. Самые старые гвардейцы рассматривали личную жизнь как собственность, принадлежавшую целиком и безраздельно «маленькому капралу». Во всемирной истории трудно найти следы подобного безоговорочного благоговения, какое испытывали военнослужащие императорской гвардии к своему повелителю, хозяину Европы. Символом верности императору может стать пример младшего лейтенанта 1-го полка пеших гренадер Старой гвардии Клода-Шарля Нуазо, на собственные деньги в 1845 году поставившего Наполеону бронзовый монумент работы известного во Франции скульптора Ф. Рюда в родном городе Фиксене (под Дижоном). Надпись на памятнике гласила: "Наполеону — от Нуазо, гренадера, и Рюда, скульптора". После смерти, по завещанию гвардейца, его похоронили стоя, в нескольких ярдах от памятника, чтобы он мог вечно охранять своего императора…
О фанатичной вере гвардейцев в Наполеона ходили легенды.
При Ватерлоо войска Наполеона были полностью разгромлены. Сбитые с толку, деморализованные неожиданным ударом с флангов в момент, когда ожидали поддержки, французские полки дрогнули и откатились. Отступление превратилось в бегство. Кто-то крикнул: «Спасайся, кто может!» И этот лозунг паники довершил деморализацию войск. Управление боем было потеряно. Армия в беспорядке бежала с поля боя. И только старая гвардия под командованием Камбронна, построившись в каре, в строгом порядке, спокойно, как всесокрушающий таран, прокладывала себе дорогу сквозь неприятельские ряды. Английский полковник Хельнетт, восхищенный твердостью и героизмом этих железных людей, предложил гвардии почетные условия сдачи. Тогда Камбронн произнес свою знаменитую фразу, вошедшую навсегда в летописи истории: «Merde! Дерьмо! Гвардия умирает, но не сдается».
Империя Наполеона ушла в небытие, а гвардия великого полководца осталась в истории как достойная подражания фаланга преданных "маленькому капралу" до фанатизма воинов, олицетворяя собой военную историю Франции конца XVIII — начала XIX века.



Источники информации:
Источник информации.
Источник информации.
Источник информации.

Комментариев 3

Даниил
Офлайн 21 марта 2015 20:37 поделиться
Ещё скринов закину потом.
Эдгард
Офлайн 23 марта 2015 11:15 поделиться

Даниил,Ссылки на используемые материалы где? Потому как я уверен,что весь этот текст взят откуда-то без особых изменений.
--------------------
Feci quod potui, faciant meliora potentes.
Даниил
Офлайн 23 марта 2015 18:58 поделиться
Эдгард,
ссылки сделаю, материал взят из разных источников плюс мои дополнения.

Ссылки сделал.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Другое

Онлайн

Сейчас на сайте: 58
Гостей: 54

Пользователи: 



Роботы: 


 Последние посетители: 

Последние комментарии

Discord