Маркиз де Граммон

 

Однажды, 5 лет назад, на меня напала жуткая тоска и я решил "взяться за перо". Тогда мне было только 17 лет, но запал был большой. Итак, сегодня я скину сюда то, чего не показывал более ни одному смертному.  
Посоветовавшись с Сябром и получив парочку советов от Mixa_God, я решил создать тему со своим произведением не меняя его формата, не устраняя ошибок в тексте или его формулировки и стилистики. Я не менял ничего! Конечно, в меня за такое полетят лапти, тапки, валенки, оругцы, помидоры, яйца и всё что душе вашей угодно, но это я сделал так же и для собственного сравнения, дабы вдруг я потеряю свой рассказ - он будет на сайте и доделав его финальную версию, я мог бы сравнить его с изначальной версией. Прошу любить и жаловать - История Мишеля де Граммона!
P.S. На тот момент не помню где, нашёл случайно это имя и оно мне приглянулось. Совпадение с именем существовавшего в реальности корсара Мишеля де Граммона чисто случайное. Я взял только имя, да и было мне на тот момент 17 лет.
Конечно, критики будет не мало, но я всё это учту да и поменяю. Прошу вашему вниманию всё, что есть в моём арсенале. Моя первая "проба пера".


Часть 1. Франция.

Глава 1. Париж.

Был тёплый летний день, каких под конец августа бывает ещё очень много. Деревня ещё спала, однако около двухэтажного особняка стояла карета. Двое слуг и горничная помогали загружать в карету вещи. Особняк, на фоне других домов, выглядел очень богато украшенным. Резьба на оконных створках второго этажа была украшена позолотой. Вокруг особняка был разбит маленький аккуратный садик. Сегодня для всего семейства был очень важный день. Сын потомственного адвоката, Жерара де Граммона, которого знала не только вся Франция, но и Европа, Мишель, отправлялся в университет Парижа, изучать адвокатское дело, как и его отец.
Родители Мишеля были очень известные. Отец, Жерар, был, как уже было сказано, адвокатом, а мать, Франческа, была очень известной актрисой театра. Солнце только ещё вставало, но было уже около 7 утра.
-Мишель, мой мальчик, поторопись - Позвала его мать.
На пороге дома появился небольшого роста, однако, очень стройный, мальчик, лет 18 от роду. Его мальчишеское лицо было слегка вытянуто, а голубые глаза щурились от солнечного света. Одет он был в простые, просторные чёрные штаны, и белоснежную рубашку, поверх которой была коричневая дорожная куртка. За спиной он держал что то наподобие сумки. Шаги его были очень лёгкими и быстрыми. Распрощавшись в родителями, он сел в карету и она покатила по пыльным дорогам в сторону Парижа. Карета ехала быстро, однако довольно сильно скрипела, ехать предстояло долго, почти до самого обеда, и Мишель решил поспать, тем более, что он не выспался. Вскоре карета приостановилась, и проснувшись, Мишель обнаружил рядом с собой спутника. Мальчик был почти такой же как и Мишель, только его отделяли острые черты лица и более загорелое лицо.
-Привет. Я Жак. – поприветствовал его спутник.
-Мишель – ответил он.
Мальчики стали общаться на темы куда же они едут и для чего, сколько предстоит им учиться.
Ближе к обеду карета подошла к великолепнейшему по красоте и высоте зданию. Полностью белое, оно очень сильно выделялось на фоне остальных строений. Мальчики вышли из кареты и забрали свои вещи. На пороге их встречал высокий и статный человек, одетый во всё чёрное.
-Добро пожаловать, Мишель де Граммон и Жак Паленизи. Не хватало только вас двоих. Прошу следовать за мной, я покажу вам ваши комнаты. Это общежитие для мальчиков, ваш теперешний дом на 8 лет обучения. – говорил человек и вёл их по коридорам здания. Мальчики оглядывались во все стороны, изучая каждый предмет – Вы оба, как я понимаю, собираетесь изучать адвокатское дело? Замечательно. Значит, вас вполне можно поселить в одной комнате. Как видите, здание наше очень большое, тут столовая – указал он на массивную дверь, после чего они начали подниматься по лестнице – Ваша комната находиться на третьем этаже под № 316. Я думаю, вам должно понравиться тут.
Наконец они подошли к комнате № 316. Открыв дверь, человек приветливо пригласил их войти. Комната была очень светлая и просторная. Там было две кровати, на подоконниках окон стояли цветы в горшочках, а на окнах висели красивые кружевные занавески. Оставшись одни, ребята сразу же вывавили свои вещи и развесили их по шкафам и тумбочкам. После чего бухнулись на кровать и принялись болтать.
-Так ты тоже на адвоката учишься, Жак? – спросил Мишель. Голос его был весёлый и озорной.
-Агааааа – протянул почти таким же мальчишеским голосом Жак, рассматривая очень интересные узоры на тумбочке.
-Здорово, а меня вот отец отправил изучать это же дело, как он сказал, это семейное дело.
-Это замечательно, продолжать дело своего отца, а вот я не захотел идти в военные, меня интересует карьера адвоката.
-Военного? Всегда мечтал стать военным, хотя бы простым сержантом какого нибудь маленького отряда, даже в самой отдалённой части, но что я сам мог командовать.
-Любишь по командовать? – немного с улыбкой спросил Жак.
-Не то что бы, просто я всегда мечтал быть полезным родине. Только я не хочу быть как все военные. Я бы никогда не стал трогать мирных жителей какой-нибудь деревни или города.
-Это вот ты сейчас так говоришь, потому что врагов тут нет, да и тебе не приходилось пережить то, что пережил я. Правда, тогда  был ещё совсем маленьким. Ну вот тебе и война, Мишель. А ты говоришь…

Глава 2. Дебошир.


До начала учебного года оставалось буквально парочка дней, Жак и Мишель успели очень хорошо подружиться, и сегодня они гуляли по городу, наслаждаясь теплотой дня и общаясь на различные темы, смеялись и хохотали. Вдруг они услышали в одном из переулков грубый крик и девичий стон. Мишель, на свою беду, решил посмотреть, что же там происходит. Жак пошёл вместе с другом. Как оказалось, какой-то высокого роста, и видно было, очень сильный, моряк, поймал за руку милую девушку, которой по виду нельзя дать и 16 лет. Громила крепко держал её и что то грубо ей говорил, а когда его окликнул Мишель, грубиян случайно отпустил девушку и она сразу же убежала.
-Что это вы делаете? – окликнул его Мишель.
-Мишель, не надо, пошли отсюда, пока не поздно – нашептывал ему Жак, но он как будто бы не слышал ничего.
-Катись отсюда, юнец. Хотя теперь тебя даже это не спасёт. Ты лишил меня развлечения – грубый голос звучал как будто колокол, отражаясь во всех углах.
-Я бы так не сказал, и лучше бы вам уходить отсюда, пока девушка не позвала на помощь., и…
Мишель не договорил, на него кинулся матрос. Ловко, одним прыжком увернувшись от захвата, Мишель на ходу скинул куртку, и кинув её своему другу, сжал кулаки. Зрелище было то ещё. Перед здоровенным матросом, лет 40, стоял небольшого роста юноша, сжимающий свои небольшие кулачки. Со смехом, матрос снова кинулся на Мишеля, однако и на этот раз он смог увернуться, более того, успев дать матросу пинка. Рассвирепев, матрос в полуобороте хотел попасть тяжеленным, как чугунное ядро, кулачищем по голове, но промахнуля. Получив при этом удар в глаз. Это было похоже на испанскую корриду, Мишель был в роли матадора, а матрос в качестве быка. Нельзя отказать матросу в том, что он был значительно сильнее, но вот вся эта сила сходила на нет, ибо Мишель был очень проворен. Израсходовав последние силы, матрос решил нанести последний удар, однако снова промахнулся и получил очень меткий и резкий удар в челюсть. Услышав шаги стражников и девичий голос, Мишель и Жак поспешили скрыться.
На следующий день весь Париж кипел как заведённый. Все разговоры только и были о таинственном спасителе. Ранним утром, когда Мишель и Жак уже оделись, дверь в их комнату открылась и вошли несколько человек, в том числе был и тот, кто показал им комнату. Без долгих разговоров Мишеля захватили и отправили в местное управление администрации. На этом «приключения» для Мишеля ещё только начинались. Приведя мальчика в небольшую комнату, простой кабинет, без всяких излишеств, посадили на лавку рядом с человеком в коричневом костюме и чёрных штанах. Повернув своё лицо, которое было загорелое, однако в поту, на голове был чёрный парик, человек заговорил:
-Да, наломали вы дров, месье де Граммон. Капитан судна, узнав, что вы искалечили его матроса, просит меня заменить его вами. Я не могу допустить этого. Однако вы должны внести небольшую плату в 100 золотых для того что бы я мог выпустить вас отсюда.
-Но что же, разве за такое могут человека упрятать в темницу? Я всего лишь помог бедной девочке – стал оправдываться Мишель, но его перебили.
-100 монет, юноша, и вы свободны.
Мишелю пришлось выложить последние деньги, после чего он был свободен. Встретив по пути Жака, он предложил сходить в местную забегаловку, так как был уже вечер, а он ничего не ел.
В небольшом заведении, однако, было уютно. Заказав небольшую порцию салата и куска мяса, Мишель и Жак сели за ближайший столик. Однако и тут им не суждено было пообедать, к их столику подошли трое каких то человек, один из них, с нахальной физиономией, спросил:
-Кто тут из вас Мишель де Граммон?
-Ну я Мишель - встал из за стола и повернулся к нему он.
-А мы за тобой, нас боцман прислал, ты ему вчера крепко насолил.
-Что вы от меня хотите?
Один из них достал небольшой нож.
-Пойдём на улицу, нам надо поговорить с тобой. Один из них остался караулить Жака а двое других вывели Мишеля.
-Видишь ли, ты не знаком ещё с понятиями нашей морской жизни, юнец. Теперь ты пойдёшь с нами и будешь драить на нашем корабле палубу.
-А что если я не пойду? – осматриваясь по сторонам, словно пытаясь найти выход, говорил Мишель.
-Ну, тогда ты останешься здесь, хе-хе – со смехом, доставая из кармана пистолет, проговорил второй человек.
-Тише, тише, парень – говорил первый – мы же не хотим неприятностей, верно? Поэтому пошли с нами.
Вместо того что бы бежать, Мишель бросился на одного из них, того, кто был с пистолетом, следом, сзади, на него накинулся первый, Мишель так ловко просчитал движения второго, что рванув в сторону руку с пистолетом, из которого он выстрелил, пуля попала в первого нападавшего. Резко выбросив пистолет в сторону, второй просто убежал, так как рядом шли стражники. Они заметили Мишеля, пистолет и убитого человека.

Глава 3. Без права возвращения.


В своеобразном зале суда было довольно много народа. Были и жители деревни, и родители Мишеля, Жак и несколько учеников присутствовали здесь, так же как и человек в том же чёрном костюме. Высокие трибуны, на которых сидело трое судий, были очень величественные по виду.
-Введите обвиняемого – сказал верховный судья.
Из бокового прохода стражник ввёл Мишеля де Граммона, который был в одной лишь рубашке, куртки у него не было.
-Встаньте вот сюда – судья указал на середину зала – итак, Мишель де Граммон, вы обвиняетесь в тяжком преступлении – убийстве человека. Расскажите суду, каким образом произошло это?
-Я вам уже говорил – выдохнув, говорил Мишель, слегка надломленным голосом – это был не я, так получилось, это несчастный случай, стрелявшим был не я.
-Кроме вас двоих там не было никого. Пистолет находился рядом, следовательно, кто это мог быть, если не вы?
-У меня есть свидетели, они докажут что при мне не было никакого оружия, я и стрелять то не умею.
-Достаточно. Я не желаю слушать ничего этого. Обвинение выяснило, что кроме вас там не было никого. Значит, вы и виновны в этом.
 -Спросите моего друга, Жака, он знает, он видел.
-Откуда ему знать, что вы не приносили оружия? А может быть, вы убили нападавшего его же собственным оружием? Довольно. Вы обвиняетесь в убийстве и будете повешены, согласно закону.
Из толпы сидевших вдруг поднялся человек, офицер, и подошёл к трибуне.
-Уважаемый суд, этот человек не виноват. Я видел, как его вывели на улицу трое каких-то подозрительных личности. Разрешите мне взять его к себе на корабль? Завтра я ухожу в Карибское Море, разрешите мне взять его с собой?
-Уважаемый Шарль де Валуа, я слышал о вашей излишней снисходительности. Но я не могу нарушить закон. Тем более, что обвинение уже дано.
-Господин судья, подумайте, на Карибах не хватает народа. Он мог бы пригодиться там хотя бы в качестве раба на плантациях.
-Вот это мне уже нравиться, месье де Валуа! Теперь я вижу истинную цель вашего запроса. Ну хорошо, я отдаю его вам. И меняю решение приговора – судья повысил голос, что бы его могли слышать все – 10 лет службы на Карибах в качестве раба на плантации, без права возвращения на родину по истечении 15 лет.
Приговор был очень суров, распрощавшись с родителями и Жаком, мишель был уведён Шарлем де Валуа, которому дали и письменное заверение, что этот человек является рабом. Уже на судне, которое носило название «Жемчужина», капитан де Валуа, разорвав конверт, выбросил его в море и распутал верёвки на руках Мишеля.
-Я не могу дать пропасть такому храброму и ловкому юноше. Как твое имя?
-Мишель де Граммон, месье – проговорил он – благодарю вас за спасение.
-Ничего – улыбнулся Шарль – в тебе виден талант военного. Будешь офицером? Сможешь командовать матросами? Хочу назначить тебя боцманом на «Жемчужину».
Что он слышит? Правда ли это? Он не мог поверить собственным ушам, однако быстро и чётко ответил, овладев собой:
-Так точно, месье капитан!
-Ну что же, здорово, значит, завтра же отправляемся в Карибский регион. Можешь идти отдохнуть, Мишель.
-Спасибо, месье.
Знал бы судья, что сделал Шарль де Валуа, отдав ему в руки судьбу Мишеля де Граммона…..
Всю ночь суда готовились к завтрашнему отплытию. Мишелю удалось отправить записку родителям и Жаку о том что с ним всё прекрасно. Порт был оживлён, работа кипела, с магазинных складов на суда доставляли провиант, боеприпасы, оружие и лекарства, всё то, то понадобиться в дальнем походе.  
 Радости Мишеля не было предела! Он на корабле! И он офицер! Столько всего случилось за этот длинный день…. Надо отдохнуть. К тому, же, под утро с «Ориона», флагманского судна эскадры, раздался сигнал к отбою.

Часть 2. На службе Его Величества.

Глава 1. Гваделупа.


«Жемчужина» медленно шла в сторону Гваделупы, лениво покачиваясь на волнах, ибо был практически полный штиль. Следом за ней шли два корабля охранения. Первый, который находился ближе, представлял собой большой, 38- пушечный тяжёлый фрегат «Орион», командовал которым не безызвестный вам Шарль де Валуа, который, к слову сказать, и являлся командиром эскадры. Третий корабль, что шёл в некотором отдалении «Дельфин», простой шлюп. Небольшой транспортник. Почти 2 месяца прошло с тех пор как корабли вышли в море, запасы пресной воды подходили к концу, да и кроме того какая то неизвестная болезнь унесла на «Дельфине» 11 жизней. Это не на шутку встревожило капитана де Валуа, для которого этот поход был первый. Среди всех, кто находился на «Жемчужине» был и наш герой, Мишель де Граммон. Во время путешествия ему исполнилось 20. Он не был простым пассажиром. Мишель являлся лейтенантом, третьим помощником капитана, он отвечал за дисциплину на корабле. Как ни странно, матросы были на редкость спокойными, и свои служебные обязанности Мишелю приходилось исполнять лишь раз. Всё остальное время он просто ходил по палубе и иногда давал короткие замечания или указания. Море было спокойное, делать было абсолютно нечего, однако вскоре показались очертания острова…. Это была Гваделупа. Через 12 часов «Жемчужина», «Орион» и «Дельфин» вошли в гавань Бас-Тера. Вход в бухту был широким, там практически не было естественной защиты скал или холмов. Да и форт, хоть и был очень грозной двухъярусной крепостью, практически не смог бы защитить сам город, который раскинулся на всю небольшую долину острова. Белые и красные крыши домов блестели на солнце, и приходилось поневоле щуриться. Порт был небольшим, там было очень много различных вещей, ящики и бочки. Туда-сюда сновали маленькие ялики, а при приближении судов, форт отсалютовал, выстрелив из пушки, чем сразу же привлёк внимание населения. Давно в Бас-Тер никто не заходил, за исключением стоящих кораблей охранения, парочки небольших бригов. Сам город хоть и находился в низине, но на небольшом холме, в глубине города, находился роскошного вида дом, трёхэтажный. Покрашенный в белый, спереди крышу как будто бы поддерживали четыре массивные колонны. Решётка забора была очень высокая, дабы, разумеется, обезопасить губернатора и его семью. Аккуратненькая тропинка шла от ворот прямо к дверям дома. Массивные железные двери, казалось бы, очень трудно открыть ил взломать, однако, открывались они без всякого труда. Гарнизон города составлял около 300 солдат в самом форте и примерно человек 150-200 в городе, что, конечно, не было проблемой для хорошо оснащённой эскадры с 2-3 тысячами солдат. Губернатор Бас-Тера, грузный, высокий 54 летний человек, сразу же кинулся к порту, встречать прибывших гостей. Корабли шли к причалу очень осторожно, однако даже «Дельфину» не удалось бы подойти ближе, чем подошёл «Орион». Решено было спускать шлюпки. С «Ориона» в шлюпку сели капитан экспедиции, Шарль де Валуа, старший офицер и 9 человек команды. С «Жемчужины» вместе с командой из 5 человек, был отправлен старший помощник капитана и Мишель де Граммон, третий помощник. НА матче «Дельфина» спешно подняли жёлтый флаг, и просигналили остальным кораблям а так же городу, что бы на борт никто не поднимался. На судне был карантин. Оспа или чума, было неизвестно. В любом случае, капитан корабля находился в своей каюте с приступом боли. Тем временем, шлюпки с «Ориона» и «Жемчужины» пришвартовались у причала Бас-Тера. Высокий, статный, чисто выбритый офицер, в чёрном парике и синем мундире, подошёл к капитану «Ориона», что бы поприветствовать его и всех прибывших с ним.
- Приветствую вас, месье – заговорил офицер – приятно видеть хоть кого то в этом Богом забытом месте.
- Добрый день, офицер – поклонился де Валуа – меня зовут Шарль де Валуа, и я командир этой небольшой экспедиции.
Поздоровавшись со всеми, офицер сопроводил их к губернатору. Губернатор сидел на стуле, прямо недалеко от порта, под тенью деревьев, утирая платком пот со лба. Шарль отправил команды, прибывшие с ним, отдыхать, а сам вместе с офицерами подошёл к губернатору.
-Приветствую вас, месье губернатор – учтиво поклонился Шарль. Тоже самое сделали и его спутники.
Губернатор сразу же, в спешке, заговорил:
- Месье Шарль, я бы хотел, что бы вы предоставили мне нескольких офицеров на пару дней, пока вы будете отдыхать. Дело в том, что мои сторожевые корабли вот уже вторую неделю стоят у причала, ибо некому командовать. – он сделал немного виноватое лицо – так получилось,  что оба капитана куда то провалились и их нигде не отыскать.
-Я понимаю ваши переживания, месье губернатор – глянув на меня, он продолжил – Я думаю, лейтенант де Граммон вполне справиться с кораблём в одиночку. Ведь тем более, он очень хочет как либо проявить себя, не так ли, Мишель? – улыбнулся Шарль.
- Вы правы, капитан – без лишних слов ответил Мишель де Граммон.
-Стало быть, мы договорились, капитан? – спросил вдруг губернатор.
-Да, месье. Лейтенант де Граммон может хоть сейчас отправляться?
-Чем быстрее, тем лучше, капитан – ответил губернатор, и повернувшись ко мне, добавил – можете быть свободны, лейтенант де Граммон. Бриг «Бретонь», вот ваше судно.
Спустя два часа я уже находился на предписанном ко мне бриге. Это было небольшое, двухмачтовое судно, простое, без излишеств, сторожевой военный корабль. Для дальних походов он не был предназначен. Команда в 80 человек составляла примерно половину всего экипажа, что вмещал бриг. Провианта и запасов пресной воды было максимум дня на три, боезапаса, тем не менее, было вполне достаточно.  12 восьмифунтовых и 8 девятифунтовых орудия составляли всю артиллерию брига. Понятное дело, что с таким плохим вооружением он являлся лёгкой мишенью для любого крупного судна. Когда пробило ровно восемь склянок, бриг медленно, поднимая паруса, стал выходить из порта Бес-Тера. Отходить далеко было нельзя, и Мишель решил пройти вдоль берега, тем более что ничего не предвещало никакой беды или опасности.

Глава 2. Испанец.


Был уже поздний вечер, Бриг «Бретонь» шёл вокруг Гваделупы, как вдруг окрик одного из вахтенных поднял на ноги весь корабль. Мишель поднялся на капитанский мостик, поднёс к глазу подзорную трубу и увидел, так как было не очень темно, как впереди на волнах раскачивался большой, очень красивый по своему виду корабль. Всё, от позолоченного бушприта до кормы, свидетельствовало о богатстве судна, о том, на сколько красиво оно было сделано. Красный корпус с позолоченными портами резко выделялся на фоне темнеющих окрестностей. Три мачты были так же большие и довольно массивные. А на грот-мачте красовался, развиваясь на ветру, красно-жёлтый флаг Кастилии. На испанском корабле заметили приближение сторожевого корабля только тогда, когда два-три ядра попали по такелажу и в корпус. Впрочем, это совершенно не нанесло сильных повреждений. В то время как «Бретонь» делал поворот для того что бы открыть огонь правым бортом, испанский корабль открыл порты левого борта, из которых показались двадцать мощных пушек, блестящих бронзой в заходящем солнце. Прогремел залп и испанский корабль скрылся в облаке дыма, французский бриг спасло лишь то, что он повёрнут к испанцам кормой. Но, однако, всю корму разворотило. Повернувшись правым бортом, бриг снова выстрелил, и на этот раз, ядра так же не нанесли практически никаких повреждений. Мишель догадался, что лучше теперь резко повернуться к испанцам носом, иначе ему не сдобровать, ибо правый борт корабля с его 20 орудиями уже смотрел на бриг. Залп, и корабль вновь исчез в облаке дыма. Тем временем Мишель заметил, что со стороны суши отвалили две-три лодки, полные людей. Значит, сейчас на испанце далеко не полный экипаж. Хм……
-Приблизиться на расстояние пистолетного выстрела! Вперёд! – скомандовал Мишель.
Штурман послушно выполнил команду и корабли пошли на сближение. Четыре носовых орудия испанского корабля, меж тем, открыли огонь. Одно из ядер попало точно в грот-мачту. Послышался резкий треск ломающегося дерева и бриг остался лишь с небольшим обломком от того, что некогда было грот-мачтой. Мишель просчитался. Испанский корабль вдруг резко повернул на правый борт и пошел вдоль судна. Одновременно с командой «На абордаж!» раздался ещё один залп, казалось бы он снесёт всё, что находилось на палубе несчастного брига. Но абордажные крюки и «кошки» всё же вцепились в борта испанского корабля. Дым был очень густой, видеть и дышать было тяжело, вот по левую руку от Мишеля раздалось ещё два или три залпа. В мозгу мелькнула мысль. Это друзья, они пришли, мы спасены. Однако, даже если это были и друзья, они были далеко, а испанцы вот они, буквально в двух шагах. На палубе брига завязалась сильная свалка. Звучали пистолетные и мушкетные выстрелы, слышались крики и стоны убитых и раненых. Мишель, никогда ранее не принимавший участия в каком либо бою, метался по палубе брига, постоянно глядя себе под ноги. Вот с раскроенной головой в синем мундире лежал французский солдат. Рядом в крови находился испанец, их очень легко узнать по кирасам и шлемам, которые носили испанские солдаты. А ведь были ещё лодки, подумал Мишель…. Звук канонады приближался и вдруг на Мишеля выпрыгнул испанский солдат и ухватил за горло. Не будь Мишель таким ловким, и ему пришёл бы конец, однако он увернулся и выстрелил из пистолета прямо в упор в грудь испанцу. Бой закипал, набирал обороты, однако, команда брига быстро таяла, а к кораблю испанцев причалила уже одна из лодок, как оказалось, единственная, которой удалось уцелеть под шквальным огнём французских пушек «Ориона» и «Жемчужины»…..
Сознание пришло к Мишелю далеко не сразу. На момент боя он, как будто бы отключился. Как он оказался на палубе испанского корабля и откуда вокруг столько людей в синих мундирах, он не понимал. Однако он был жив, и это понимал прекрасно. К нему подошёл Шарль де Валуа.
-Друг мой, посмотри, какой прекрасный корабль ты добыл! – с искренним удивлением и теплотой сказал Шарль.
Мишель только сейчас окончательно понял, где он и что произошло. По его щеке текла струйка крови, очевидно, что кто-то немного задел его по лицу. Однако, она совершенно не мешала Мишелю. Он решил пройтись по палубе. Вокруг лежали убитые испанцы и французы. Как потом выяснилось, испанцев было почти две сотни. Да ещё около трёх десятков было на лодках, две из которых были пущены ко дну. Шарль дал команду возвращаться в Бас-Тер. Знали ли французы тогда, скольких жертв будет стоить захват такого корабля?.... Думаю, нет.

Глава 3. Из лейтенантов в капитаны.


Флотилия кораблей после этого боя возвращалась назад, в порт. Тьма была практически непроглядная. Корабли шли в таком порядке: «Орион» и «Жемчужина» шли впереди, «Сант-Доминик», испанский корабль, шёл позади них и старался тащить, как мог, конечно, сильно искалеченный бриг «Бастонь». Шли при полных огнях, только так можно было разглядеть, куда они идут, в этой тьме. Шарль де Валуа командовал на «Орионе» в то время как Мишель де Граммон спустился сначала в помещения для матросов, там было несколько кают, причём сделаны они были на совесть и с большим старанием. Комната для офицеров, в которую вошёл Мишель, просто потрясла его своим великолепием. Мало того, что на досках был расстелён ковёр, так обе кровати для офицеров были не то что простые гамаки матросов или грубые постели из соломы, тут было видно великолепие, кровати были аккуратно застелены, поверх них,  на покрывалах, были подушки. В центре каюты стоял большой, выполненный из дуба, стол. НА нём стояла чаша с фруктами, открытое вино, кости и небольшая кучка золотых монет.
«Если у офицеров такая каюта, то какова же должна быть капитанская…..» - думал Мишель, перейдя в другую часть корабля, через трюм. Не успел Мишель войти в трюм, как его глаза расширились от удивления и, если бы он до этого не видел ничего даже близкого к этому, то он, тут же бы упал. По левому борту шли ящики, большое количество ящиков с какао и кофе. Баснословные деньги можно выручить за кофе!!!....
-Кофе, кофе, какао…. – ходил и читал Мишель – а это что? – он остановился перед целой кучей как будто бы тряпок, однако на ощупь это был – шёлк! Боже мой! Настоящий шёлк! Это же….
Он не договорил, так как от увиденного у него перехватило дыхание. В конце трюма, где поначалу было ничего не видно, всё было заполнено золотыми и серебряными слитками. Долго стоял Мишель без движения, с открытым ртом и глазами, наконец, кое-как, пришёл в себя.  
-Не верю…. Немыслимо! Такие богатства… Поистине очень ценный кусок мы сегодня вырвали у Испании – говорил Мишель сам себе, открывая дверь в капитанскую каюту, находящуюся, как и на любом корабле, в его корме. Первое что он увидел, это, конечно же, большое, огромное окно, которое было в самой корме. От этого днём тут было очень светло. Но и без того Мишель мог увидеть огромную капитанскую каюту. В одном углу каюты была кровать, примерно такая же, что и у офицеров, только побольше, и конечно же, богато украшена позолоченной резьбой. В центре каюты располагался длинный, узкий стол, видимо для советов или ещё чего-нибудь, ковёр, по которому ступал Мишель бы очень мягкий. На стене висела огромная карта Карибского Моря, а на столе лежало несколько более маленьких карт, в том числе и очень подробная карта Гваделупы… В последнем, дальнем углу каюты, располагался массивный шкаф. Открыв одну из створок, Мишель увидел висящий там чёрный костюм. Рукава костюма и воротник украшали кружевные манжеты и кое-где было прошито золотом и серебром. Сразу видно, костюм обошёлся его владельцу не дёшево, зато теперь, Мишель мог ходить в нём. Аккуратно сняв его и примерив, Мишель подошёл к стоящему рядом со свечёй зеркалом и поглядел в него. Удивительно, но костюмчик подошёл как раз под его размер. Застегнув костюм золотыми пуговицами, Мишель взял лежащую на столе рапиру, с богато украшенной рукояткой. Вынув рапиру из ножен, Мишель был снова удивлён. Обоюдоострая, она была очень лёгкая. Пару раз взмахнув, Мишель привязал её к своему поясу. После чего решил выйти на палубу, подышать свежим воздухом, а заодно и как следует изучить всё, что есть там. Поднявшись наверх, он сразу заставил по раскрывать рты тех, кто был вместе с ним. Один из матросов подошёл к нему и решил пошутить:
-Капитан, вы ли это?
Однако, его шутку никто не оценил, ибо, во-первых, было не смешно, а во-вторых, его просто никто не услышал.
-Я это, а кто же ещё? Если бы, Френсис, глянул, какое добро мы с тобой сегодня заполучили… - слегка с усмешкой проговорил Мишель.
Тем временем, корабли подходили к порту. Мишель взял подзорную трубу и посмотрел на город, который, казалось бы, должен был спать, ибо была глубокая ночь, но вместо этого он увидел, что на освещённой пристани стоит не маленькая толпа зевак. И действительно, посмотреть было на что. Во-первых, конечно же, даже издалека можно было видеть, на сколько роскошен был корабль, захваченный у испанцев. Ну и второе, это, конечно же, на сколько был повреждён бриг «Бастонь». «Орион» и «Жемчужина» уже направили шлюпки к пристани, «Бастонь» так же направил шлюпку, ну а на «Сант Доминике» не особо торопились.. Тем не менее, когда Мишель высадился, даже у губернатора чуть не перехватило дыхание. Он подошёл к Мишелю, просто хлопнул его по плечу.
-Вот это у тебя лейтенанты служат, Шарль – повернулся он к Шарлю де Валуа – ничего себе, Мишель, и как же вы умудрились раздобыть такое чудо?
-Месье, вы бы видели, что у него в трюмах… - при этом Мишель расширил глаза – у него там полные трюмы какао, кофе, шёлка, а главное, серебра и золота!!!
 -Золото??? – в один голос переспросил губернатор и Шарль.
-Да, золото, полные трюмы всякого добра! Месье губернатор, разрешите мне перевести всё это на Тортугу к генерал-губернатору Д’Ожерону.
-А знаете что, Мишель, хорошо! – искренне ответил губернатор – я согласен, только сначала пусть городской казначей пересчитает стоимость и количество товаров, вы отдохнёте, наберёте команду и тогда уже отправитесь, и я думаю, дать вам в сопровождение «Орион».    
-Губернатор, я думаю, «Орион» пригодится для других целей, кроме того, у меня есть задание от губернатора Д’Ожерона, касательно пиратского поселения Ла Вега.
-Хм, хм…. Дайте ка подумать…. Хорошо. В любом случае, сейчас можно отправить команды на берег, да и вам надо отдохнуть, а утром приступим к описям всего товара.
Утром губернатор срочно собрал капитанов всех кораблей, находящихся в бухте Бас-Тер.
Губернатор и капитаны кораблей, вместе с некоторыми офицерами и комендантом форта Бас-Тер, находились в хорошо освещённой  комнате, сидели за большим столом. Мишель, как теперь стало понятно, пришёл на приём в «своём» новом костюмчике. На столе стояли фрукты, слуги разливали вино по бокалам, а так же несли еду. Жареное мясо было первым блюдом губернатора, после вина, конечно, ибо губернатор частенько позволял себе гораздо больше положенного. После недолгого завтрака, и когда слуги удалились, губернатор заговорил первым.
-Сегодня нам нужно принять окончательное решение по поводу корабля «Сант Доминик». Казначей сегодня утром меня просто ошарашил той суммой, что мы сможем выручить за эти товары, да кроме того, несмотря и на личную благодарность генерал-губернатора. Как я вчера и сказал, доверие я оказал Мишелю де Граммону, который, к слову сказать, и обнаружил это судно да ещё и вступил с ним в отчаянную схватку. И поэтому именно ему я и дам вести корабль. И кроме того, у меня есть некоторые полномочия касательно воинских званий. Боюсь, Шарль – с улыбкой сказал губернатор -  мне придётся лишить вас такого замечательного лейтенанта как де Граммон. И назначить его капитаном. Самостоятельным капитаном.
При этом Мишель встал с места и поклонился:
-Благодарю за честь, месье. – после чего, сел на место.
-Теперь что касательно «Бастони». Оливье, наш плотник, сказал, что отремонтировать бриг он и его ребята смогут через пару дней, не больше. На счёт «Ориона», что он может нам пригодиться, да, действительно, он мне пригодится для атаки на Ла Вегу. Поэтому, Шарль, позаботьтесь об экипаже. Ну, и последнее на сегодня поручение. – он взял в руки запечатанный конверт и через Шарля передал его Мишелю – Мишель, это секретное послание генерал-губернатору Д’Ожерону. Доставьте его в целости и сохранности лично в руки генерал-губернатора. У меня всё. Есть вопросы?
Шарль де Валуа спросил:
-Месье губернатор, можно узнать куда дальше необходимо будет двигаться «Ориону»?
-Пока сюда, в Бас-Тер. Затем, затем сюда должна подойти эскадра под командованием нашего адмирала. Считайте, что мы будем готовиться к очень серьёзному походу на Санто-Доминго.
Совет был окончен, говорить было больше не о чем, и все стали расходиться. На пороге губернаторского дома Шарль остановил Мишеля.
-Прекрасный бой, Мишель! Вот уж не ожидал такого. Побывал я в трюме этого «Сант-Доминика», и скажу тебе, да… Я очень удивлён тому, что в этих трюмах. Берегись, когда пойдёшь на Тортугу. Каким курсом идти будешь? Через Леоган?
-Нет. Я думаю, что лучше будет пойти через Антигуа, зайду туда, наберу провианта, и напрямую через Сан-Хуан де Пуэрто-Рико.
-Осторожнее, Мишель, и удачи тебе.
-Тебе тоже, Шарль.
Капитаны ушли к свои кораблям.

ПРОДОЛЖЕНИЕ​​​

Комментариев 0

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Другое

Онлайн

Последние комментарии