МАРКИЗ ДЕ ГРАММОН - 3

 
Глава 9. Курьер.


Утро над Карибами было безоблачным и тёплым. Тортуга просыпалась. Со сторожевой вышки порта последовал сигнал на «Сант-Доминик» что бы капитан корабля прибыл к генерал-губернатору. Настроение у Мишеля после того как вчера весь день шёл ливень, было очень хорошее. Поднявшись на палубу, он вдохнул полной грудью свежий воздух, в котором, однако, чувствовался запах мокрого дерева. Спустив шлюпку и прихватив с собой одного из матросов, Мишель вскоре достиг причала. Люди поправляли свои дела. В основном, избавлялись от излишнего количества воды. Кто-то латал крышу, но не это привлекло внимание Мишеля, а выбитая дверь таверны. Подойдя туда, он спросил у трактирщика что случилось но он лишь отмахнулся. Пожав плечами, Мишель пошёл дальше по мокрым улицам Тортуги, направляясь прямиком к дому генерал-губернатора. На веранде, которая хорошо была видна с улицы, уже был приготовлен стол и губернатор завтракал вместе со своей дочерью. Поприветствовав стражника у ворот, Мишель прошёл дальше, трава вокруг тропинки была вся мокрая, да плюс утренняя роса выпала. Кожаные сапоги Мишеля оказались намочены лишь снаружи. Постучавшись в дверь, и войдя в дом, о Мишеле сразу же доложили губернатору, после чего ему последовало приглашение проследовать на веранду. Губернатор не изменился ничем, зато его дочь словно преобразилась. Длинные волосы, которые видел Мишель, превратились в кудри, а вместо платья на ней красовался мужской костюм. Поприветствовав губернатора и его дочь, Мишелю предложили позавтракать. За завтраком первым заговорил губернатор.
-Как думаете, капитан, зачем я пригласил именно вас сегодня? И, как вы заметили – губернатор специально оглянул весь стол – нет никого из позавчерашних гостей.
-Даже не догадываюсь, месье губернатор – учтиво ответил Мишель.
-Не соблаговолите ли, капитан, проделать небольшое путешествие до Леогана?
-Леоган? Это не так далеко отсюда.
-Именно – ответил губернатор и положил маленькую золотую ложечку на блюдце, после чего, отпив чаю, добавил – поэтому именно вас я и прошу. Видите ли, мне и моей дочери надо через 3 дня прибыть в Леоган. Мне на совет к Адмиралу, который, как мне сообщили, прибыл туда недавно, а Мари посетит свою давнюю подругу. Дело в том, капитан, что я не имею полномочий пользоваться кораблями охранения в личных целях, а так как мне известно, «Сант Доминик» не является таковым, то я вполне могу положиться на вас?
-Да, месье губернатор. – ответил Мишель, поднимаясь со стула – вполне можете. Когда отходим?
-Отплытие через 3 часа, а через 2 я буду у вас на судне. Раз уж вы встали, я не смею вас задерживать. Надеюсь, у вас там просторно?
-О да, месье губернатор, не извольте беспокоиться. Всего доброго. – он поклонился губернатору и так же его дочери, - мадемуазель Д’Ожерон.
Когда Мишель вышел, Мари негромко спросила:
-Папа, ты чего-то боишься?
-Нет, я не боюсь, доченька – мягко ответил ей отец – просто подстраховаться не помешает, кроме того, я думаю, Мишель де Граммон жизни не пожалеет…. По крайней мере за тебя. – и она зарделась.
По прошествии некоторого времени, губернатор и его дочь были размещены в офицерских каютах.
Подняв все паруса, «Сант Доминик» покидал бухту Тортуги, ещё не зная, что предстоит пережить её жителям…. День был спокойный, ясный, ветер дул очень хороший, и корабль шёл точно назначенным курсом. Вечером в капитанской каюте было очень оживлённо. Мишель, Френсис, двое офицеров, и губернатор со своей дочерью мирно беседовали за столом. Вахтенный матрос на капитанском мостике полусонно расхаживал от одного борта к другому. Примерно в двух милях по правому борту от «Сант Доминика» по направлению к Тортуге двигалась эскадра из 5 больших кораблей. Из за черноты ночи невозможно было ни увидеть их, ни услышать, испанцы так же не заметили проходящий мимо них корабль.
В каюте, тем временем, разговор шёл всё более оживлённо. Френсис рассказывал историю своего спасения из Сантьяго.
-…и тут, когда меня практически уже завели в форт, я оттолкнул обоих испанцев и прыгнул в море, это было моё единственное спасение. Избавившись от верёвки, я вплавь добрался до какого-то маленького островка, где принялся отдыхать до утра. Там меня и подобрали контрабандисты.
-Значит, получается, что вы оказались невиновны в смерти этого офицера? – с небольшим нетерпение спросила Мари.
-Да. Я не тронул его и пальцем, мадемуазель. Это был несчастный случай, но я тут не при чём.
-И после этого вы, - запивая вином, спросил губернатор – решили служить Франции? А почему не Англии?
-Просто потому, что порт, в который меня высадили, месье губернатор –отвечал Френсис – оказался французским. Вот и все сложности. Но я раз и навсегда объявил Испании войну.
-По-моему, мне пора – учтиво откланялась Мари – спокойной всем ночи.
Когда она ушла, разговор за столом перешёл на более конкретные темы.
-Встреча с адмиралом, месье губернатор, я как понимаю, не сулит ничего хорошего? – поинтересовался Мишель.
-Почему же ничего? Мы собираемся атаковать Сантьяго или Санто-Доминго.
-Пиратский рейд? Налёт? Месье губернатор…. – начал было Мишель, но его передили.
-Что вы хотите сказать, капитан? Вы против такого плана? А как же испанцы, англичане? Они не гнушаются даже пиратов нанимать для своих целей. – хотя испанцам этого не надо – вставил Френсис – они и без того звери.
-Я решил передать ваш корабль на некоторое время нашему адмиралу.
-Адмиралу? – вспылил Мишель – вы с ума сошли!? Он же начнёт бесчинствовать, прикажет и моему экипажу подчиняться, а я не собираюсь причинять вред не в чём неповинным людям.
Губернатор, казалось бы, был совершенно спокоен:
-Да, адмиралу, капитан. И вы будете делать то, что он вам скажет. Не забывайте, вы офицер на службе у короля Франции. Да и кроме того, какое вам дело до людей? Они испанцы….
-Какое это имеет дело, месье губернатор, испанцы они или нет? Они мирные жители, и вообще, люди, в первую очередь. Как можно убить безоружного? – не унимался Мишель.
-Они испанцы, кроме того, у Адмирала больше прав, чем у меня, и тут я ничего не смогу поделать. Да, и кроме того, я думаю, пора идти спать, всего хорошего вам, капитан.
Когда губернатор ушёл, разошлись и офицеры. Френсис немного прибрал со стола и повалился на свою кровать, которую он принёс сюда. А Мишель ещё долго сидел в кресле и смотрел сквозь кормовое окно на воду….
Днём следующего дня «Сант Доминик» показался на горизонте с мостика флагманского корабля французского адмирала. Громадных размеров корабль, с тремя рядами орудийных портов, которых с каждого борта насчитывалось по 48, при спущенных парусах и почти полностью синем окрасе корпуса внушал своими размерами. НА правом борту корабля золотыми буквами была выведена надпись «Солей Руаяль». Рядом стояло ещё 5 кораблей менее крупные, чем флагман, но так же не уступающие «Сант Доминику» в размерах. Три из них были тяжёлые линейные корабли, которые наравне с флагманом способны были разрушить любой форт. Два фрегата и гораздо более лёгкий, по сравнению с остальными, корвет. Вся эта величавая эскадра была под командование надменного, очень грубого и жёсткого человека, средних лет, высокого и худощавого. Со смотровой трубой в руках он проходился по палубе своего флагмана и ждал подхода, как ему показалось, небольшой лодочки. По сравнению с «Солей Руаяль», «Саант Доминик» казался не больше корвета. Прошло примерно три-четыре часа, когда все собрались в доме губернатора Леогана. Перечислять капитанов и офицеров остальных судов не имеет особого смысла, так как нам были интересны только адмирал Рафаэль Базен и губернатор Леогана Луи Грюнваль. Первым молчание прервал известный нам Генерал-губернатор.
-Вот, наконец, вы и прибыли к нам, адмирал, месье Базен.
-Благодарю, губернатор Д‘Ожерон, за приветствие, я перейду непосредственно к делу. Король поручил мне очистить Доминику от присутствующих там испанцев и пиратов. Это наша первостепенная задача. Вторая задача, которую мне указал король, это проверить Тортугу на наличие в городе преступных элементов. А так же коррупции.
Губернатор, казалось бы вот-вот вспыхнет от ярости, однако перевёл тему в более спокойное русло.
-Месье Базен, я хотел бы представить вам так же одного своего капитана, Мишеля де Граммона, он отличился тем, что в одиночку на бриге захватил прекрасный, и довольно мощный корабль, на котором, собственно, я и прибыл сюда. Уверяю вас, адмирал, капитан де Граммон окажет вам неоценимые услуги, да заодно и ещё более укрепит и без того крепкую эскадру.
Адмирал перевёл взгляд на сидевшего рядом с губернатором Мишеля, и прищурившись, ответил:
-Хм…. Посмотрим, чем может нам помочь ваш де Граммон. Хотя корабль у него, к слову сказать, прекрасный!
Было видно, что чем то де Граммон не понравился адмиралу, возможно, своей молодостью. Но можно очень легко ошибиться, если смотреть только на количество лет. Этот обед, перетёкший плавно в ужин, продолжался до глубокой ночи. Когда гости стали расходиться, губернатор подозвал к себе Мишеля и коротко сказал:
-Только не строй из себя благородного, Мишель, адмирал не любит когда его приказы не соблюдаются.
-Всё будет хорошо, месье.
На следующее утро все снова собрались в доме губернатора, на этот раз адмирал решил начать более  углубленно решать вопросы. В середине разговора губернатора Леогана и адмирала, к Мишелю подошёл слуга и передал записку. На ней было написано коротко и ясно:
Я буду ждать вас  около ворот губернаторского дома.
Мари Д’Ожерон.



Глава 10. Благодарность Изабель.


Мишель довольно неторопливо направился к выходу, на ходу застёгивая свой любимый чёрный костюм. Выйдя на крыльцо, он увидел около ворот двух девушек. Обеих он уже видел, первой оказалась та, кто написала записку, была она в лёгкой белой шляпке и пурпурном платье, вторая девушка такая же стройная как и Мари Д’Ожерон, была одета гораздо скромнее. Её лицо…. Таверна! Девушка, которую он спас. Да, это безусловно была она. Сомнений не было. Мишель подошёл к обеим дамам и слегка поклонился, сняв свою шляпу с большим белым пером. Девушки так же слегка поклонились, а потом стоящая рядом с Мари, заговорила:
 -Да, Мари, это тот самый храбрый юноша что вытащил меня в ту ночь. – повернувшись к Мишелю, она добавила – благодарю вас, храбрый юноша, за то что спасли мою честь, а возможно даже и жизнь.
-не стоит благодарностей, мадмуазель, я всего лишь исполнил долг, на моём месте так поступил бы каждый джентльмен, кроме того – улыбка его на мгновение померкла – это относиться к моему прошлому… Ну да не будем об этом.
-Расскажите о вашем прошлом, пожалуйста, месье… - девушка запнулась.
-Мишель де Граммон, мадемуазель, капитан корабля «Сант Доминик», офицер французского флота. С сегодняшнего дня я нахожусь под командованием адмирала Рафаэля Базена – Мишель учтиво поклонился.
С лёгкой улыбкой, девушка так же немного поклонилась и ответила:
-Изабелла Тьерри, к вашим услугам, капитан.
-Что же мы стоим тут, у всех на виду да ещё в таком неподходящем месте? Пойдёмте прогуляемся по улочкам, тем более сегодня приятная прохлада ощущается – предложила Мари.
На веранде находились оба губернатора, и следили за Мишелем и дамами. Поставив стакан с вином на стол, генерал-губернатор первым нарушил молчание:
-А знаете что я вам скажу, любезнейший Луи? Мне кажется, моя дочка без памяти влюбилась в Мишеля де Граммона…
-Он очень приятный юноша, кроме того, вы не слышали о том, что он спас мою племянницу, когда я находился с визитом на Тортуге совсем недавно?
Губернатор Д’Ожерон был удивлён и он посмотрел на своего друга действительно удивлёно.
-На Тортуге? Не может такого быть. Кто мог на неё напасть средь бела дня? Помилуйте, мой друг, но такое невозможно.
-И всё таки, нападение произошло. Изабель поздно возвращалась из гостей и на неё напали двое пиратов, представляете? Пираты на Тортуге! Помилуйте, Бертран, неужели всё что говорят, правда? Вы укрываете «Береговое Братство»? – выразил тревогу Луи Грюнваль.
-Друг мой Луи, я вам полностью доверяю, и не могу врать. Да, так получилось, что пираты устроили свою базу, однако им разрешено находиться на Тортуге только ночью. Днём же они сидят как мыши, уж поверьте. Как произошло нападение, расскажите, Луи?
-Тут рассказывать особенно нечего. Изабелла сказала лишь, что её завели в таверну и хотели утащить наверх, но Мишель де Граммон, который как раз находился там, вступился за неё и убил троих пиратов. Кроме того, я не знаю точно это, или нет, она сказала, что в схватке пострадал какой-то очень важный пират…. Помилуй Бог, уж не означает ли это, Бертран, что этот юноша справился с одним из самых кровожадных корсаров Карибского Моря? Коим, безусловно, является этот ваш Франсуа Олоне.
-Я ничего такого не слышал, но разберусь со всем этим, когда прибуду на Тортугу, обещаю вам.
-Проблема в другом, Бертран…. – выдохнул Луи Грюнваль – Изабель, которая всегда была мне как дочь, всегда мечтала встретить такого отважного и, как она сказала, «красивого и вежливого джентльмена», как де Граммон. Вот в чём все сложности, Бертран….
 -Да… Дела, конечно, не важные, но ничего, мы разберёмся и с этим.
Тем временем на веранду вбежал слуга, и передал генерал-губернатору окровавленную, сильно помятую записку.
В то время, когда Бертран Д’Ожерон и Луи Грюнваль обсуждали свои дела, Изабелла Тьерри, Мари Д’Ожерон и Мишель де Граммон спокойно прогуливались по уютным улочкам Леогана. То тут, то там из окон показывались любопытные горожане. Первой прервала молчание Мари:
-Жаль, что мы скоро покинем этот уютный город, Изабель, кто знает, когда мы вновь сможем увидеться….
-Ничего, Мари, не переживай, города находятся так близко друг к другу, что мы обязательно что-нибудь придумаем.
Уже с явной тоской в голосе, Мари спросила у Мишеля:
-А вам, судя по всему, скоро в поход?
-Да, Мари, увы, я вынужден буду вас покинуть… - слишком поздно Мишель спохватился, что сказал лишнее.
Мари зарделась, а Изабель, казалось бы, прослушала это всё мимо ушей, она побежала к двум небольшим прилавкам, на торговой площади и жадно стала рассматривать различные удивительные глиняные фигурки ацтеков. Однако, она быстро отступила, обнаружив, что не при деньгах. На помощь подоспел Мишель, и вскоре Изабель  большими, блестящими глазами рассматривала, словно пожирая, золотую фигурку какого-то индейского божества. Мари решила вновь спросить у Мишеля о походе, но зазвонил церковный колокол. Мишель, сразу поняв в чём дело, откланялся Изабелле и попросил Мари следовать за ним на корабль как можно скорее. По дороге они встретили губернатора. Перекинувшись парой слов, Мишель узнал, что на Тортугу напали испанцы и сейчас она в осаде. Нужно было спешить!

Глава 11. Тортуга!

Не прошло и часа, как вся эскадра адмирала подняла паруса и стала выходить из бухты, довольно быстро всем стало ясно что «Сант Доминик» гораздо быстроходней, чем остальные корабли, пришлось дать сигнал на корвет «Лань», что бы они составили компанию де Граммону. Потратив ещё около 40 минут на переход генерал-губернатора и его дочери на «Солей Руаяль», «Лань» и «Сант Доминик» на всех парусах поспешили к Тортуге. Скорость их действительно поражала. К концу дня даже паруса кораблей скрылись за горизонтом. «Сант Доминик» был назначен флагманом этого, с позволения сказать, авангарда. Просигнализировав корвету, что бы те поторопились, на «Сент Доминике» подняли дополнительные паруса. Теперь «Лань» стала отставать.
Через сутки начался ливень, к концу дня перешедший в небольшую бурю. Разрезая волны, словно нож режет масло, к Тортуге летели на всех парусах «Сант Доминик», флагманский корабль Мишеля де Граммона, и корвет «Лань». Ночью корабли заметили испанцев. Громкая канонада, раздававшаяся над всей бухтой, извещала о том, что форт Тортуги был ещё жив, не смотря на то, что по нему било 6 кораблей испанской эскадры. Блеснули позолоченные порты «Сант Доминика» и с каждого борта вышло на свет по 20 величественных, грозных, бронзовых пушки. Флагман просигналил «Лани» готовиться к атаке. Капитан корвета сначала совершенно не понял что собирается делать Мишель, затем всё же принял его команду, как никак, а он был флагман. На одном из испанских кораблей заметили приближение двух кораблей, и приготовились к атаке. Тяжёлый галеон, мало того, что получал удары от форта, последнего, к слову сказать, живого бастиона, неуклюже поворачивался бортом к врагу. Буря, меж тем, усилилась. Ветер и ливень превратили его в настоящий шторм. Небо озаряли молнии и гром отвечал в такт пушечным залпам испанцев и остаткам форта Тортуги. Нельзя было допустить высадки испанцев в город, однако это уже не требовалось, оставшиеся 4 судна поворачивались к французам.
-Идеально! Просто здорово! – потирал руки Мишель, закрываясь плащом от дождя и ветра.
«Сант Доминик» входил аккурат между тяжёлым галеоном и более мощным кораблём, Мишель провёл испанца, пройдя между ними, а им стрелять было нельзя, ибо можно было попасть по своим. Грянул первый залп «Сант Доминика». Он смёл с палубы испанского флагмана казалось бы всё, что можно, а галеону очень сильно повредил и без того повреждённый такелаж и корпус. Только теперь испанцы смогли открыть огонь, однако было слишком поздно, «Сант Доминик» успел выйти из зоны удара, а испанцы лишь искалечили друг друга, причём на столько сильно, что галеон пошёл ко дну. Тем временем «Лань» взял на себя роль прикрытия, он завлекал испанские корабли на себя, поближе к пушкам форта, в результате чего за два часа было выведено из строя ещё три корабля испанцев, однако «Лань» катастрофически пострадала, а так же была обрушена часть бастиона форта. «Сант Доминик» тем временем сражался сразу с двумя кораблями. Флагман испанцев и один из тяжёлых фрегатов, последний из которых был и без того сильно поврежден и не мог разворачиваться. Первым залпом Мишеля фрегат сразу же лишился почти всех своих снастей, обе мачты были разбиты и рухнули, завлекая своей тяжестью и фрегат, который, к слову сказать, набрал и без того много воды. Только теперь, осознав, наконец, всю сложность своего положения, с испанского флагмана был дан сигнал к отступлению. Уже светало и на горизонте в виде точек показались суда французской эскадры. Покалеченные испанские корабли пытались выйти из бухты Тортуги. «Лань» находилась на мелководье, ибо набрала слишком много воды. А «Сант Доминик» не получив практически никаких повреждений, раз за разом посылал ядра точно в корпус флагмана. Буря почти утихла, и вот над всеми окрестностями раздался страшный по своей мощи взрыв, сотрясший всё вокруг. Взлетел на воздух испанский флагманский корабль. Одно из ядер «Сант Доминика» угодило в крюйт-камеру, где, как известно, находятся запасы пороха. Останки корабля, мачты, различные деревянные части, горящие материи парусов, люди, всё было раскидано почти на милю вокруг. Оставшийся на плаву последний испанский корабль, который был очень сильно повреждён, сдался на милость победителя. Французская эскадра, тем временем, медленно приближалась к Тортуге. «Сант Доминик» прицепился к уцелевшему испанскому кораблю, и десант перевалил на его палубу. Френсис и Мишель нашли капитана и стали вести диалог. Френсис выступал в роли переводчика.
-Будь ты проклят, дьявол! Самый настоящий морской дьявол!
-А ну тихо! Говорит здесь капитан де Граммон – говорил Френсис. – Кто вы и откуда прибыли? Кто дал поручение атаковать Тортугу?
-Диего Родригез, наш адмирал. Он находится в Гаване с небольшой эскадрой. Он посылал своего заместителя почти со всеми кораблями, по причине болезни он не смог быть тут.
-Ай как же ему повезло, этому вашему адмиралу. – проговорил с иронией Френсис, и указал на приближающиеся французские корабли – Видишь эскадру? Ваше счастье , что они не успели подойти. Сколько кораблей у Родригеса?
-Пять, вместе с этими было 11. Я сдаюсь, обойдитесь со мной по чести.
«Солей Руаяль» подошёл к месту боя только через три часа. Тортуга была спасена.
   
Глава 11. План адмирала.


Почти все, кто находились на кораблях эскадры, находились теперь на палубах, не понимая, что произошло. Совсем недавно, через пелену ливня можно было слабо видеть силуэты, по крайней мере 7 кораблей, сейчас в бухте Тортуги было всего 3. Около самого форта, целым у которого оставался всего один бастион, стоял на мелководье, набрав в трюм воды, корвет «Лань», правда, на корвет он похож уже не был. Отсутствовала одна из мачт, остальные паруса были порваны, остатки такелажа и рангоута болтались на уцелевших мачтах, в корпусе было несколько пробоин.
Немного поодаль от форта стояло ещё два корабля. Один из них практически не имел повреждений, если не считать порванный парус на грот-мачте. Это был «Сант Доминик». Второй же был испанский галеон. Вид у него был по истине жалок. Не было обеих мачт, в корпусе было множество пробоин от ядер. Оба корабля стояли посреди множества обломков. Неожиданно грянул ещё один залп. Это «Сант Доминик» почти в упор расстрелял испанский галеон, после чего тот пошёл на дно. Разумеется, команда галеона была захвачена. Лишь только спустя 4 часа, когда корабли находились в бухте, а пленные испанцы переданы коменданту форта, в доме губернатора собрались для ужина почти все офицеры, участвовавшие в походе, а так же комендант форта и Мари Д’Ожерон. Генерал-губернатор первым взял слово, на правах хозяина.
-Вы поистине великий человек, Мишель де Граммон. Вы спасли от петли не только меня самого, но и население города от мародёрства и насилия. Помилуй Бог – тут губернатор вознёс руки к небу – что могло бы случиться, высадись испанцы на берег. Да они бы не оставили в живых никого. Учитывая, как им насолили корсары с Тортуги, они бы уничтожили тут всё. Я премного благодарен вам, капитан де Граммон. Кстати говоря, каковы повреждения на вашем судне?
-Благодарю, губернатор, на судне повреждений нет.
-Прекрасно, капитан! – оживлённо сказал адмирал – значит, завтра с утра наша эскадра может поднимать паруса.
-Помилуйте, адмирал, куда же вы собираетесь идти, когда ваш корвет в таком ужасном состоянии? – осведомился губернатор.
-Его мы оставим тут, на ремонт, а так же на случай, если испанцы попытаются вновь атаковать город, но я считаю, что этого не случиться. Я собираюсь нанести удар по Санто-Доминго.
-Как я полагаю, адмирал – спросил один из офицеров его эскадры – мы наконец то сможем захватить Доминику?
-Да, наконец то это свершиться и Эскориал вдоволь заплатит нам. В том числе и за нападение на Тортугу. Я собираюсь воспользоваться вашими услугами, капитан де Граммон, вы здорово пригодитесь в этом походе!
-Месье адмирал, я считаю что нападение на город будет актом чистого пиратства. – говорил Мишель, покуда глаза адмирала удивлённо смотрели на него - Рейдерский налёт с целью ограбления города. Не факт, что местные жители при этом не пострадают.
-Боже, дай мне терпения! – начал говорить адмирал – ну опять вы за своё, капитан… Идёт война, вам ясно это? На войне случается так, что города других наций становятся добычей одной из сторон. В этом нет ничего особенного. Это в порядке вещей.
-И при всём при этом, адмирал, гибнут мирные люди. – не отрывая взгляда от тарелки с морепродуктами, проговорил Мишель.
Было видно, что обстановка накалялась. Адмирал не выносил, когда ему кто то перечит. Однако в комнату вошёл слуга и доложил о прибытии Франсуа Олоне. Губернатор пошёл к нему, взяв с собой Мишеля. Адмирал меж тем шепнул одному из офицеров:
-Губернатор ужинает с пиратом…. Любопытно.
Увидев Мишеля, Олоне несколько побагровел, видимо от гнева, ибо простить оскорбления, а тем более нанесённую рану, он не мог. Губернатор пригласил их всех в свой кабинет. Комната была довольно большая. В конце неё располагался сам стол, с кучей бумаг, по бокам комнаты стоял шкаф и небольшие столики с различными украшениями, подсвечниками или же дорогими ручной работы ракушками. Губернатор уселся за стол, Франсуа Олоне и Мишель стояли перед ним. Д‘Ожерон гневно посмотрел на Олоне, затем медленно начал говорить:
-До меня дошли слухи, Франсуа, будто ты затеял драку с одним из офицеров. Как ни странно им оказался капитан де Граммон. Как я смог выяснить, он спасал некую девушку, затем у вас произошла ссора, в результате которой Мишель де Граммон не только не был убит или ранен столь грозным корсаром, но умудрился сам ранить своего противника. Как, объясни мне, как такое могло произойти, Франсуа?
Однако корсар не потерял самообладания и сам пошёл в атаку:
-Бертран Д’Ожерон, месье, этот щенок первым оскорбил меня, и между прочим, драку затеял не я. Однако Олоне никогда не идёт на попятную. Да, он умудрился ранить меня, но я поклялся, что при следующей же встрече отрежу ему уши. Вот, наша встреча состоялась, и позвольте мне, месье, выполнить клятву.
-Что?! Да как ты смеешь, Франсуа? Только не в моём доме! И кроме того, он спас город от разрушения. Капитан де Граммон, покиньте кабинет на несколько минут.
Стоило захлопнуться двери, как оттуда стал доноситься несколько более приглушённый голос губернатора.
-Послушай, Франсуа, веди себя сейчас тише, да и своим ребятам это передай. Тут сейчас находится адмирал, он проверяет город. Если чего обнаружится, нам обоим грозит виселица, ты это знаешь. Тебе как пирату, одному из главарей «Братства» а мне за укрывательство и пособничество пиратам. Твоя дуэль с де Граммоном только крепче может затянуть петлю у нас на шеях. Впредь будь осторожнее. И кроме того, постарайся осторожнее обходиться с де Граммоном. Он, всё таки, спас город… Можешь быть свободен.
Разозлённый, Олоне в гневе покинул дом губернатора, после чего Мишель вернулся к нему в кабинет.
-Завтра с утра тебе придётся отправиться с адмиралом. Понимаю, поход тебе не нравиться, но постарайся обходиться с адмиралом менее резко. Можешь идти.
На следующее утро корабли эскадры вышли в море. Первым шёл флагманский «Солей Руаяль». Следом за ним шли два тяжёлых фрегата «Герцог Аустрийский» и «Шампань». Потом следовали более легкие фрегаты «Ливерпуль» и «Астра». Замыкал эскадру тяжёлый транспортный флейт «Амстердам», позаимствованный у голландских союзников. Далеко впереди эскадры шёл «Сант Доминик», который играл роль разведки. Два дня шли корабли французской эскадры, благополучно миновав Пуэрто-Принсиппе, который, на удивление Мишеля, был всё ещё пиратским. В порту находилось несколько крупных пиратских кораблей. Море было спокойное, поменяв курс, корабли немного поприбавили хода, благодаря смене ветра. На третий день, вернее, вечер, капитаны всех судов находились в капитанской каюте флагмана «Солей Руаяль», и осматривали карту Санто-Доминго.
-Ну что же, вот мы и подошли к испанцам. Я давно выработал план. Прошу послушать, месье офицеры. «Солей Руаяль», «Герцог Аустрийский» и «Сант Доминик» зайдут по левому краю бухты, и обезвредят главный форт Санто Доминго. «Шампань», «Ливерпуль» и «Астра» с правого, подавив своим огнём более слабый форт. Флейт «Амстердам» некоторое время будет находиться в стороне, дабы не повредить корпус или паруса. Всё ли понятно, господа? – спросил адмирал, отрывая глаза от карты.
-Всё вполне понятно, адмирал – заговорил капитан «Герцога Аустрийского» - с нашими то батареями, да поддержкой де Граммона мы легко уничтожим форт. Самое главное, надо учитывать, что испанцы ударят либо по «Солей Руаяль», либо по «Сант Доминику», если узнают в нём свой корабль. Поэтому бить надо точно, что бы орудия форта замолчали как можно быстрее.
-Не беспокойтесь, адмирал – подал голос капитан «Астры» - мы легко сметём испанцев, а затем и захватим сам город.
-Сколько у нас, в общей сложности, людей, которые смогут быть использованы в качестве десанта? –спросил адмирал.
-Примерно две с половиной тысячи, адмирал – ответил капитан «Шампани».
-Ну а что же вы молчите, капитан? – ядовито спросил адмирал у Мишеля.
-Я не считаю этот поход хорошим делом. Я говорил это с самого начала, адмирал – де Граммон встал со стула и взял свою шляпу со стола – я и мои люди, честные солдаты и матросы, мы не собираемся предпринимать участия в этом грабеже. Это простой рейдерский налёт.
Капитаны удивлённо по вскакивали со своих мест и уставились на юношу.
-Капитан, о чём это вы говорите, помилуй Бог, о чём вы? – наперебой стали спрашивать капитаны, пока их не остановил властный голос адмирала. Казалось бы сейчас он вспыхнет от гнева как спичка. Но он сохранял внешнее спокойствие.
-Тогда я вас здесь не держу, капитан, можете уходить, но я исключаю вас из состава не только эскадры, но и флота Франции и аннулирую ваш офицерский патент. Отныне вы свободный капитан, и можете поступать на службу хоть к испанцам, но учтите, я запомню это. Ваше оскорбление не останется безнаказанным. Это просто возмутительно.
-Тогда я могу лишь пожелать вам удачного исхода дела, адмирал – откланялся Мишель и покинул каюту. Через час «Сант Доминик» поднял паруса и устремился в открытое море. Куда шёл Мишель, для всех оставалось загадкой. Экстренно был собран совет, на котором присутствовали все офицеры.
-Нам больше не рады во Франции, ну что же, тогда можно податься к кому нибудь другому, что скажешь, Френсис?
-Точно не к испанцам, капитан.
-Можно идти на Сент-Джонс. Там у меня очень хороший друг, офицер, он мог бы помочь нам временно поработать на Англию – решился сказать Джон Болтон, штурман.


ПРОДОЛЖЕНИЕ​​​

Комментариев 0

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Регистрация.

Другое

Онлайн

Сейчас на сайте: 58
Гостей: 52

Пользователи: 



 Последние посетители: 

Последние комментарии