МАРКИЗ ДЕ ГРАММОН - 4

 
Часть 3. Изгой.

Глава 1. Кораблекрушение.


Шли третьи сутки….
«Сант Доминик» шёл по водной глади в сторону Сент-Джонса. Французский флаг гордо реял на мачте. Мишель де Граммон и Френсис, его старший помощник, как обычно были в капитанской каюте.
-Капитан, нам бы корабль переименовать… Ну, не идёт ему это название.
-Да, Френсис, я тоже так думаю. «Мэри», как тебе?
-Мэри?
-А чем не устраивает такое название? По-моему в самый раз. Тем более, мы всё равно идём к англичанам. К пиратам я не подамся точно. Я честный человек.
-Прямо таки в пираты подаются только бесчестные, да? – ехидно спросил Френсис.
-Тебе там самое место, я думаю, как раз подошёл бы – усмехнулся Мишель.
Пока они общались, на палубе менялась вахта. Джон Болтон подошёл к одному матросу, который смотрел через борт в даль, в морскую пучину, слегка дёрнул его за плечо и произнёс:
-Не грусти, матрос, наша жизнь ещё не кончилась, капитан знает куда идёт. Я в этом уверен. Сейчас мы идём на Сент-Джонс. Куда пойдём оттуда – Джон пожал плечами – я, правда, не знаю.
Матрос повернулся к нему лицом и проговорил:
-Вот именно. Никто не знает, что дальше будет. Но я не осуждаю решение капитана. Он поступил правильно.
-Это правильно, матрос, правильно, ладно, иди отдыхай, я постою тут. Иди, иди…  
Этим же вечером налетел шторм, Мишель сам стоял на капитанском мостике и указывал, куда и как вести корабль, то убирал, то прибавлял парусов. Лавируя с ветром и выбирая наименьшие по величине волны, Мишель вёл корабль к суше, которая была на горизонте. Шторм всё усиливался, снасти корабля трещали, корпус скрипел….. волны захлёстывали палубу. Молнии освещали ночное небо, а гром был на столько громким, что заставлял невольно затыкать уши, вкупе с рёвом морских волн и ужасным ветром это давало настоящий ураган. Земля была уже совсем недалеко, была видна даже бухта. Лишь бы дотянуть, лишь бы дотянуть….. Матросы летали на мачты раз за разом, то убирая паруса, то наоборот прибавляя их. Буря, казалось бы, стала утихать, и вдруг, когда суша была уже по левому борту, налетела большая волна, подхватила, словно рука человека пушинку, и с огромной силой бросила прямо на скалистый берег острова. Всё кончено! – только и мелькнуло в головах матросов…..
Волны лениво подкатывали к берегу и отходили от него, прибив к берегу кусок доски, на котором читалось часть названия корабля «оминик». В светлом, синем небе летали чайки. На берегу лежали остатки разбитого такелажа, где то тюки с провиантом, разбитые почки с солониной или вином, тела мёртвых, словом – это были следы кораблекрушения. Сам корабль примерно в середине был переломлен так, что кормовая часть его лежала на песчаном пляже и скалах, а нос был под водой, не весь, конечно, но палуба была слегка подтоплена. Орудийные порты разбиты, пушки, которые не были привязаны, разбили корпус во многих местах и теперь были либо на дне, либо на пляже, либо в беспорядке лежали где то на корабле. Лишь мачты с разорванным такелажем и порванными парусами, которые просто болтались на ветру, остались целы. Прекраснейший корабль «Сант Доминик» превратился в разбитую груду остатков….
Обломки корабля были везде, что-то болталось на воде или было прибито к берегу, что-то ушло под воду, а что то лежало недалеко от останков корабля, на самом пляже… Картина была ужасная.
-Что со мной….. Где я? – пробормотал Мишель, открывая глаза. Он лежал на палубе, на капитанском мостике, у борта, куда его отнесло от удара и он потерял сознание – Я явно не умер, чувствую… Слышу крик птиц… Нас выбросило на берег, о ужас, Бог мой…. – бормотал Мишель, стараясь подняться на ноги.
Кругом лежали тела матросов, разбитые снасти корабля, рангоут, такелаж, останки корпуса… Мишелю удалось встать, первое, что он сделал, это ощупал себя. С ним было всё в полном порядке. Изорвался плащ, защищавший его от дождя, но чёрный костюм был явно цел. Поправив пояс, на котором была рапира и пистолет, Мишель решил пройтись по палубе. Вдруг, какие то шорохи, как будто бы откуда то изнутри, заставили его насторожиться, выхватив пистолет, Мишель направил его на разбитый проход, в котором раньше была дверь, служившая небольшим помещением и откуда можно было попасть в трюм. Оттуда, на облегчение Мишеля, показался Френсис. Убрав пистолет обратно, он кинулся на помощь, потому как Френсис тяжело шёл, держась за бок.
-А… Капитан… ты живой… Ну и угораздила же нас нелёгкая, да? И ведь какой корабль был… - с досадой вздохнул он.
-Да – как будто бы в такт, ответил Мишель – и корабль был, и люди… И курс, по которому мы шли. А сейчас что? Разбитая «Мэри» больше никогда не выйдет в море, да и мы оказались неизвестно где….
-Может, стоит поискать живых? Потом можно заняться сооружением какого-нибудь шалаша или навеса, ну а потом и еды бы раздобыть…. – стал рассуждать Френсис.
Внизу пошевелился один из матросов… Тяжело откашливая песок и воду, он шатаясь, встал на ноги. Мишель окликнул его, и сказал, что бы он поискал припасы и воду, ну а они с Френсисом стали искать способ выбраться к пляжу. Благо, дыр в корпусе «Сант Доминика» было теперь предостаточно, и вскоре они оказались внизу, по дороге наткнувшись ещё на четверых матросов. Так же из под обломков в офицерской каюте они все вместе вытащили Джона Болтона, штурмана. Когда они подошли к пляжу, внизу их ожидало ещё трое матросов. Итак, из всего экипажа в 200 с лишним человек, выжило только 11.
Почти два дня понадобилось на сооружение примитивного навеса, а так же сбору необходимых вещей. Из корабля извлекли так же несколько десятков ружей. На самом пляже нашли одну единственную пушку, которая не пострадала, и которую можно было, в случае необходимости, использовать. Пришлось повозиться что бы подкатить бочку с порохом и десяток ядер. Провизии на 11 человек было с излишкой, медикаментов тоже. Можно было отдохнуть. Первыми в дозор пошли Френсис и двое матросов. Жизнь островитян, вроде бы как, наладилась.
На следующее утро Мишель с шестью матросами остался в «лагере», а Френсис и Джон с остальными матросами отправились осмотреть остров. Пробираться через джунгли приходилось в буквальном смысле пробивая себе дорогу. Ноги то и дело цеплялись за различные растения. Френсис пошёл в западную оконечность острова, Джон в восточную. Френсис поднимался по какой то скалистой возвышенности. Подниматься было трудно, однако, поднявшись, он не обнаружил ничего кроме джунглей, тянущихся на милю вперёд и воды, и решил повернуть обратно. Джон тем временем шёл очень тихо, и вдруг раздался шёрохлиствы. Матросы притаились, держа наготове пистолеты. Оказалось что это простая мартышка прыгала с дерева на дерево. Тихо выругавшись, они пошли дальше. Вскоре суша кончилась и они увидели ещё один песочный берег и море….. И, не найдя так же ничего, они повернули назад. Стало смеркаться. Шли быстро, и скоро почувствовали запах дыма, а потом и слабое свечение от костра. На встречу Джону шёл Мишель.
-Френсис ничего не нашёл. Прошли где то мили четыре. Никого.
-У нас тоже пусто – ответил Джон – одни джунгли.
-Ни одной живой души… - проговорил Френсис, подойдя к ним.

Глава 2. Возмездие.


Под завязку загруженные суда двинулись из бухты Санто-Доминго. Сильно был повреждён лишь «Солей Руаяль». В капитанской каюте, в которой было несколько больших сундуков с золотом, полученных как выкуп за город и безопасность его жителей, сидел адмирал и все капитаны кораблей. Устраивать бесчинства адмирал не стал не потому что в нём заговорила совесть, просто так, он посчитал, будет лучше, можно будет вернуться сюда по дороге во Францию и потребовать ещё большую сумму. Он пришёл сюда не ради Франции, а ради собственного кошелька, ибо вернувшись, и отдав половину суммы в качестве налога в королевскую казну, остальное он мог бы оставить себе. Теперь оставалась лишь одна сложность, перевести эти деньги во Францию.
-Адмирл, что мы скажем губернатору? Почему ушёл де Граммон и почему мы не захватили Санто-Доминго? – вывел его из раздумий капитан «Герцога».
-Насчёт предательски покинувшего нас де Граммона, скажем, что самовольно покинул эскадру, а город…. – адмирал не успел договорить.
 -Вижу вымпел! У нас попутчики! Паруса по левому борту! – кричали с палубы.
Адмирал и офицеры кинулись наверх. И им стало страшно…. По настоящему страшно. Бой принимать не было смысла, все капитаны были на флагмане.
В сторону его эскадры шли корабли пиратов. Кажется, что весь флот «Берегового Братства» собрался воедино. Первым шёл тяжёлый фрегат «Окрылённый», по чёрным бортам которого можно было узнать Генри Моргана, Адмирала пиратов. Рядом  шёл практически такой же, однако, с кроваво-красными парусами фрегат «Месть Королевы Анны», на котором шёл Эдвард Тич, правая рука адмирала. Далее следовало два корвета-близнеца, «Кровавая Радость» и «Отрада Холостяка» командовали которыми закадычные друзья Франсуа Олоне и Вильям Кидд. Последним же, по счёту но не по значению летел, разрезая волны, бриг «Молния», командовал на котором Жан Лафитт, славящийся тем что никогда не брал пленных. Орудийные борта кораблей были открыты, откуда на свет появилось более 250 пушек. Более 3 тысяч корсаров было на кораблях пиратской эскадры Генри Моргана. Они были готовы броситься на сильно поредевших французов, но на «Окрылённом» дали команду лечь в дрейф, чем привели в замешательство французского адмирала и в лёгкое непонимание Жана Лафитта. Подойдя почти в плотную к их кораблям, пираты отправили многочисленный десант. Почти три часа длился грабёж французской эскадры, адмирал которой вместе с Морганом и Тичем находились в его же каюте на «Солей Руаяль».
 -Я не собираюсь уничтожать ваши корабли, но я возьму то, что мне причитается. Дело в том, что мы сами собирались напасть на Санто-Доминго, но вы нас опередили. Мы опустошим ваши трюмы, а потом уйдём дальше, к испанцам.
Адмирал позеленел от злости.
-Ничего страшного не случиться, если ваши кошельки станут немного легче – размеренным тоном говорил Морган – Так вы быстрее доберётесь до Тортуги.
Адмирал лишь смотрел, как пираты выносят из его каюты сундуки с золотом.
В каюту зашёл щегольски одетый, в красной рубашке, и в длинной шляпе, Жан Лафитт.
Адмирал, корабли вычищены под чистую, можем отправляться.
-Отлично, ответил Морган, поднимаясь со стула – передайте Олоне и Кидду, этим бездельникам, что мы отчаливаем.
Через два дня побитая эскадра вернулась на Тортугу, где адмирала прямо на пристани встретил губернатор.
-Что вас так задержало, и где, собственно говоря, капитан де Граммон?
-Капитан де Граммон не изъявил желания участвовать в этой операции, где он теперь, я не знаю. Он покинул эскадру, естественно, я аннулировал его офицерский патент. Что касается города, то тут вышла неувязочка…. Перед самым нашим отплытием из города, после тяжелейшего боя, нас окружили пираты. Силы были не равны, и хоть я и протестовал, но офицеры решили сдаться. Они обчистили наши трюмы и ушли.
-Вы…. Вы….. – не мог найти слов губернатор – Вы хоть понимаете, что натворили? Потеряв большое количество людей, отправив неизвестно куда капитана де Граммона, вы ещё и не смогли подавить взбунтовавшихся офицеров и отдали пиратам все свои товары и золото?
-Месье губернатор, если хотите….
 -Верните мне капитана де Граммона, немедленно – голос губернатора звучал грозно – а впрочем…. Вам это не поможет – уже более спокойно говорил он – вот вы и довели себя до виселицы, милейший.
-Месье губернатор, я расслышал в числе прочего, о чём говорили пираты, один из них назвал фамилию Олоне.
-Франсуа Олоне? – удивлённо вскрикнул губернатор, потом добавив более спокойным голосом – это невозможно. Он сейчас с моим поручением находиться в Кюрасао, или, по крайней мере, направляется туда. Всё, довольно, исчезните с моих глаз, адмирал..


Глава 3. Вильям Кидд.


Прошёл почти месяц с момента как «Сант Доминик» выбросило на скалы. Из 11 человек в живых оставалось только 7. Какая то неизвестная болезнь унесла жизни 4 матросов. Как то под вечер, Френсис и Джон дежурили первыми, стальные уже спали. Френсис сидел около костра и поглядывал на мерцающие угольки. Вдруг вдалеке, на горизонте, он увидел слабое мерцание огней… Да, вполне возможно что это был корабль. Френсис встал и прошёл до края берега, спокойные волны омывали его ноги, на море не было ни капли волнения. Джон тоже заметил огни и стал подкладывать в костер дерево. Вильям Кидд, стоявший на капитанском мостике корвета, глянул в подзорную трубу и просто не поверил своим глазам. Среди обломков судна, было несколько человек. Спасать их, или нет? Что то в одном из них знакомым кажется Кидду.. Эх, ладно, была не была.
-Право на борт, штурман! Курс на огонь! Свистать всех наверх! Прибавить парусов, приготовить шлюпку!
Френсис разбудил Мишеля и остальных. Глянув в подзорную трубу, де Граммон убедился, что на корабле готовятся спускать шлюпку. Примерно через полчаса Вильям Кидд и трое его матросов были на берегу. Френсис сразу обнял старого друга.
-Вильям, старина!
-Френсис? Глазам не верю, чёрт побери, как ты спасся? – удивлялся корсар.
-Об этом позже. Послушай, Вильям – Френсис покосился на шлюпку – у тебя ведь остаётся долг мне. Согласно законам «Берегового Братства»я могу простить его тебе, но за небольшую услугу. Хорошо, что у тебя есть свидетели, так вернее будет.
-20000 в обмен на все ваши жизни. Я доставлю вас в Сент-Джонс, а ты простишь мне долг. Договорились? – Кидд протянул Френсису руку.
-По рукам, капитан! – пожали они руки – я знаю, ты своё обещание сдержишь. Ну ребята – он повернулся к Мишелю и остальным, грузим все манатки и поехали! А ты направляешься в Сент-Джонс, значит, Вильям? – спросил у него Френсис – так нам туда и надо. Выгрузи нас там, мы мешать не будем – усмехнулся Френсис.
-Да без проблем – подмигнул Вильям – только ты простишь мне ВЕСЬ долг.
-Да, разумеется весь, капитан! Согласно законам «Братства».
До утра они грузили на борт всё мало-мальски ценное, и сели в шлюпки, последним садился Мишель… Ему было очень тяжело смотреть на корабль, который спасал его не раз и в котором теперь нашли могилу почти весь его экипаж.
Теперь корвет «Отрада Холостяка» двинулся на Сент-Джонс, поставив все паруса, Вильям приказал идти полным ходом. Его ждал губернатор с отчётом о проделанной работе. А работка была не простая. Найти и уничтожить рейдер «Сант Доминик», который ранее, пока был испанским, докучал Англии. Теперь от него осталась только табличка с остатками названия оминик». Награда была очень большая – 50000 чистыми! Вильям Кидд был просто счастлив. Да и остальные его «гости» были не менее огорчены что наконец выбрались с проклятого острова. Жизнь потихоньку налаживалась. А вместе с ней появилась и надежда на возвращение на Тортугу.
Скоро должна показаться гавань Сент-Джонса и в каюте решили провести последний нормальный вечер за распитием рома и рассказа историй. Вильям Кидд требовал Френсиса поведать ему о чудесном спасении.
-Давай, давай, Френсис! Трави свою байку, как жив остался? – смеясь, требовал капитан.
-Ну, в общем, - отхлебнув изрядную порцию рома, Френсис начал рассказ – дело было тааааак…
После того как в наш галеон попало ядро, меня выкинуло за борт и я просто напросто барахтался там пока меня не вытащили испанцы. Долго же они требовали от меня чего то, пока не поняли, что я ну совершеееено не понимаю о чём они там лопочут. Меня перевезли на каком то судёнышке из Маракайбо в Сантьяго, где потом бросили в тюрьму. Меня вытащили где то через пару месяцев инквизиторы и перевели в свою специальную тюрьму, для особо отличившихся – усмехаясь, Френсис хлебнул снова – ох уж этот ром…. Итак, меня держали там, ну… ик, в этой самой тюрьме, в общем, почти год. Потом меня погрузили на корабль, поняв что толку никакого и вместе с грузом таких же как я, отправить в Испанию надумали, но на нас налетел какой то капер. Пират. Нам каким то чудом удалось выбраться из чёртового трюма, пока корабль тонул, в общем там я вплавь добрался до острова где меня взяли контрабандисты. Ну а потом я оказался в Бас-Тере и ходил вместе с капитаном де Граммоном.
-Хорошая басня у тебя, хорошо травишь, правдоподобно – усмехнулся Кидд, отпивая ещё глоток рома – Что же вы будете делать в Сент-Джонсе, ума не приложу….
-Там у меня есть знакомый очень хороший, он должен помочь – сказал лежавший в гамаке Джон.
-Что, тоже денег должен, а? – засмеялся Вильям.
-Да нет, просто он очень хороший товарищ, надеюсь, он нам поможет.
-ну, ну… хе… - протянул Кидд, глотая ром.
Так они и просидели до глубокой ночи. Пока наконец ром совсем не разморил их и они не уснули. Единственный, кто не притронулся к нему, назвав его «ужасным пойлом», был Мишель.

Глава 4. Бриг «Кассандра».


Ранним утром корабль Кидда прибыл в бухту Сент-Джонса. Он шёл, как и подобает, под английским флагом, хотя все в городе знали, кто на самом деле этот капитан. А был он одним из главарей «Берегового Братства». Воевать с ним было равносильно тому, что бы написать что либо на воде, он чтил английские законы, кроме того, нападал на испанские корабли и поэтому приносил не только солидную прибыль но и напускал страха на испанцев. Не удивительно, что с ним побаивались вступать в разговоры. Беспрепятственно миновав начальника портового управления, который просил назвать имя прибывших, на что получил кучу ругательств от капитана, Вильям Кидд и его спутники, Френсис, Мишнль и Джон, вошли в дом губернатора. Не очень большое двухэтажное здание, с очень простой резьбой, украшавшей здание. Зато внутри комната была очень больших размеров, это одновременно была и резиденция губернатора и большой зал для гостей и торжеств. Увидев всю эту нехитрую компанию, губернатор предложил Вильяму сесть, остальных же попросил постоять.
-Вот наконец и прибыл сам Вильям Кидд, собственной персоной. Где это ты пропадал, капитан?
-Да так, выполнял ваше поручение, губернатор – с этими словами он достал остатки от названия «Сант Доминика» и положил на стол.
  Губернатор долго изучал её, затем знаком подал слугам, что бы они принесли сундук, давно видимо ожидавший его.
-Здесь 50000, как я и обещал, и заметь, капитан – он многозначительно протянул рукой в сторону сундука – я выполняю обещания, и кроме того, я честный человек. Чего нельзя сказать о тебе. Я слышал что ты и другие ваши пираты атаковали французскую эскадру и забрали с неё всё, что только было можно. Такое возмутительно поведение не останется безнаказанным. Я знал, что ты пират, но я не думал что ты станешь атаковать наших союзников, между прочим, французы наши союзники, но ты атаковал их! Возмутительно….
Вильям поднялся со стула. Если у вас всё, губернатор, то можете подавиться своим вшивым каперским патентом – он швырнул патент на стол – и этими деньгами тоже. До встречи в аду, сэр.
С этими словами он развернулся и направился к выходу. Задержать его губернатор даже не пытался. Всем известно, на сколько мщительны пираты «Берегового Братства». Вместе с Вильямом удалились и остальные, только пошли не вслед за корсаром, а в противоположную сторону, где находился небольшой магазинчик. Среди кучи товаров показался низенький, с сединой старичок. Он сразу приметил Джона.
-Ну что, Джон, в беду попал? – спрашивал он, отоваривая своего посетителя, по виду, капитана.
-Есть немножко, сэр….
-Вот, сразу видно, зачем человек пришёл. Видишь этого капитана? – он указал на посетителя – спроси, может он возьмёт вас на борт. Ему срочно нужно попасть на Тортугу.
-Тортуга? – воскликнул Мишель – Это как раз туда нам и надо. Сэр – повернулся он к офицеру – возьмите нас на борт, мы вам не помешаем.
-а почему бы и нет? С пассажирами на борту всегда приятнее проводить время. Мой бриг «Кассандра»  находится сейчас у самого выхода из бухты, если вы подождёте пару часов, то мы все вместе можем отправиться на корабль.
-Благодарю вас, капитан – учтиво поклонился Мишель.
Через пару часов бриг «Кассандра», поблескивая на солнце свежее вычищенными орудиями, коих на бриге было по 12 с каждого борта. На полных парусах, корабль буквально летел над поверхностью воды. Однако, отдохнуть в каюте не получилось. Сразу по выходе из порта их атаковал большой испанский галеон. Битва была совершенно не равная. Бой был неизбежен, но до форта Сент-Джонса было уже далеко. Попытаться оторваться было нельзя, галеон шёл как раз поперёк курса, отступать – это было не в правилах английского капитана. Испанцы сделали выстрел, просигналив англичанам лечь в дрейф. Ответом послужил залп правого борта брига. Капитан находился на своём месте, недалеко от штурвала. Внезапно прогремел залп с галеона. Ядра либо не долетели, либо летели выше цели, однако одно угодило прямо в капитанский мостик. Штурвал бал слегка разбит, штурман погиб на месте, а капитана унесло за борт.
Казалось бы, на корабле поднялась паника,  что делать, как быть? Внезапно, Мишель де Граммон, разумеется, находясь в любимом чёрном костюме, вскочил на капитанский мостик и начал раздавать команды.
-Джон, беги к штурвалу! Френсис, за орудия! Свистать всех наверх! Приготовиться к атаке! Пушки к борту! Вперёд!  
На бриге как будто бы заново воцарилось молчание и полный порядок, теперь, мастерски ловируя под ветер и управляя парусами, бриг «Кассандра» шёл зигзагами прямо на встречу галеону, залп за залпом отправляя ядра в снасти и такелаж галеона. Испанцы пытались поворачиваться от ядер, посылая залп за залпом в сторону брига, но безуспешно, и наконец, свершилось то, чего ждал Мишель. Грот-мачта, а за ней и Бизань-мачта на испанском галеоне обвалились. Теперь «Кассандра» спокойно прошла мимо искалеченного испанского галеона.
Вся команда брига буквально качала Мишеля и Джона на руках, а Френсиса так вообще после столь меткой стрельбы они считали своим. Один из матросов, высокий коренастый человек, поднялся на капитанский мостик и сказал Мишелю.
-Мы благодарим вас за наше спасение. Команда единогласно выбрала вас капитаном, сэр. Однако, я хотел бы сказать вам вот что. В гавань Тортуги нам проход закрыт. Депеша с секретным поручением губернатора пропала вместе с нашим капитаном, назад вернуться мы тоже не можем, из за потерянной депеши. В Голландию и Испанию нам путь закрыт, так как мы, англичане, их враги. Остаётся только в пираты податься, что скажете, капитан?
-Для начала я хотел бы переименовать наше судно. «Мари», вот как отныне будет называться этот бриг – проговорил Мишель – а по поводу пиратов скажу так, можно зайти в Пуэрто-Принсиппе и пробыть там пару дней, после чего мы отправимся очищать этот регион от разной рвани. Я имею ввиду пиратов. Да, мы будем в какой-то степени сами пираты, ибо не состоим ни у кого на службе, но, тем не менее, мы будем изничтожать как раз таки пиратские корабли. Что скажете?
Команда брига единогласно согласилась, вскидывая руки с оружием вверх, с криками ура.
Вечером в каюте капитана, которая была гораздо скромнее, нежели на том же корвете Кидда, собрался небольшой совет. Мишель, Джон и Френсис сидели с одной стороны, а с другой пара матросов, для того что бы составить план действий.
-Итак, значит, Пуэрто-Принсиппе, капитан? – осведомился один из матросов, второй добавил – нас разнесут в щепки, ибо на мачте у нас английский вымпел. Надо убрать его вообще.
-Согласен, это мысль хорошая – сказал Френсис.
-Надо бы раздобыть французский флаг – проговорил Мишель, все сидевшие там изумлённо посмотрели на него – зачем капитан? Нам что, неприятностей мало?
-Нет… Просто…. Я хотел бы, что бы меня заметил один человек…. Очень хотел бы….
Так они и пробеседовали аж до самого утра, а корабль медленно и лениво шёл к Пуэрто-Принсиппе.


Благородный пират.

Глава 1. Первые трудности.


Спустя неделю после выхода из Сент-Джонса, английский бриг «Кассандра», а ныне неопознанный корабль «Мэри» пришвартовался в бухте Пуэрто-Принсиппе, до сих пор пиратской. Мишель и Френсис сошли на берег. Форт города был уже восстановлен. Фактически, город не изменился внешне, разве что над домом губернатора теперь красовался «Весёлый Роджер». Улицы города, однако, были очень грязные. Туда-сюда сновали разные непонятные люди. Пираты, флибустьеры, контрабандисты, различные девушки, да, пираты сделали тут ещё и бордель, в общем, красивый испанский город Пуэрто-Принсиппе превратился в грязную пиратскую гавань. Испанцы не раз делали попытки захвата, но каждый раз пираты либо откупались золотом, либо топили испанские корабли. В самой бухте находился всего лишь один корабль - бриг «Молния», принадлежавший Жану Лафитту. Френсис узнал корабль а следовательно и того, кому он принадлежал. Мишель решил без малейших колебаний пойти к губернатору. Пираты, сторожившие вход, не охотно, но всё же пропустили их. В пиратской «резиденции», к слову сказать, было кое-где так же грязно, как и на улице. Было видно, что тут ходят, не снимая грязной обуви. За столом сидел не высокого роста, толстенький человечек, с надменным лицом. Рядом, на стуле, почти в такой же вызывающей позе, сидел ещё один корсар.
Френсис начал разговор первым:
-Какая встреча! Девид Мейнсфилд и Жан Лафитт, собственной персоной.
Тот, кто сидел за столом, лениво поднял голову и ответил:
-Ааа, бродяга Френсис, а мы уж было подумали, ты сгинул в том бою.
 -Да нет же, я же говорил тебе, Девид, его спас Вильям и он же мне и рассказал эту байку, что ему поведал Френсис – вставил фразу Жан Лафитт.
-Нам бы работёнку найти, Девид, подсобишь? – спросил Френсис – у нас корабль небольшой, зато экипаж не плохо обучен. Человек 100 их, конечно, не больше, но отважные ребята. Что скажешь?
-Хм…. Тебя я знаю очень давно, Френсис, и судя по тому как о тебе отзывается Адмирал, ты даже успел завоевать его доверие, а вот с твоим спутником я не знаком, кто ты, малый? – обратился он к Мишелю.
-Мишель де Граммон, бывший офицер французского флота, а ныне свободный капитан, как обо мне отозвался наш адмирал… -отчеканил Мишель, улыбнувшись.
-Толковый парень, сразу видно, такие нам нужны, да Жан? – посмотрел он в сторону корсара – ладно, проверим, на что вы там способны. Через пару дней подойдите ко мне, будет у меня для вас задание.
После того как Мишель и Френсис покинули дом, Девид обратился к Жану:
-Ну что, старина, дадим шанс им, а? Завтра прибудет капитан Гудли, а с ним и кораблик наш новый, говорят, очень быстрый, да, да, быстрее чем твоя «Молния», ну так ват, я хочу послать их с капитаном Гудли ограбить один французский караван, скоро из Бас-Тера подойдут корабли, торговцы, два барка французских, отправим ка им на встречу Гудли, и этих молодцов, посмотрим, на что они способны.
  -Мне кажется, Девид, опрометчиво будет посылать этих. Они колеблются. Такое чувство, будто им больше некуда податься.
-Посмотрим, Жан, посмотрим. А сейчас, давай ка выпьем рому, а?
Мишель и Френсис вышли из «резиденции» и решили пока осмотреть город. Всё равно за эти два дня на корабле можно помереть от безделья. Не долго думая, решили зайти в таверну. Там оказалось так же грязно, как и везде во круге, посмотрев на это всё и оценив обстановку, друзья быстро покинули её. Больше ничего не оставалось, как направиться на корабли.
По прошествии двух дней, они снова сошли на берег, но теперь отчетливо видели, как рядом с фортом на волнах покачивался ещё один пиратский бриг. Снова зашли в «резиденцию» и как в прошлый раз, увидели кругом одну грязь, но на этот раз на втором стуле сидел ещё один человек. Высокий, статный, в сине-зелёной куртке, больше похожей на балахон, в такого же цвета головном уборе, который скорее напоминал мешок или что то такое, только гораздо меньших размеров.
-Это капитан Гудли – начал говорить Мейнсфилд – с ним вы сейчас отправитесь в сторону «Сан-Хуана» и устроите засаду на один французский караван. Действовать в основном будите вы, капитан Гудли лишь будет наблюдать, однако, если потребуется, он вмиг подойдёт на помощь. Вот заодно и проверим, какие из вас пираты – усмехнулся Мейнсфилд.
На этом аудиенция была и закончена. Все отправились на корабли. Жан Лафитт, видимо, вернётся в Кюрасао, а Гудли, Френсис и Мишель направляются к кораблям, что бы потом пойти к остравам между Доминикой и Пуэрто-Рико.  
На корабле Гудли был дан сигнал следовать за ними.
В каюте на «Мэри» собрались офицеры. Они с Мишелем обсуждали, что теперь делать. Неожиданная проблема возникла у них на пути. Проверка….
-Я вот что думаю – говорил Мишель – эта проверка для нас скорее не трудность, а наоборот, в этом наш шанс.
-В чём? Ты хочешь начать разбой, Мишель? – спрашивали в один голос Френсис и Джон.
-Нет… - загадочно отвечал Мишель – когда мы станем подходить к французскому каравану, то по моей команде, неожиданно для Гудли, мы вывесим английское знамя над нашим кораблём.
-Хах, и что это даст? О, что англичане совместно с пиратами решили ограбить караван союзников? – усмехнулся Френсис.
-Ничего то ты не понимаешь, глупая твоя голова – отвечал за Мишеля Джон – тем самым мы закрепим дружбу между Англией и Францией.
-Именно! – подхватил Мишель – мы обстреляем корабль Гудли, и по возможности, утопим. Затем вернёмся к Мейнсфилду и сообщим, что миссия выполнена, а Гудли решил отправить корабли в надежное место, ибо они нуждаются в ремонте. Ничего не подозревающий Мейнсфилд пошлёт с нами Лафитта, отойдя на расстояние что бы с берега нас никто не заметил, мы разнесём в дребезги и его. Как вам план? – оживлённо спросил он.
-План, конечно, шикарен, но хватит ли у нас силёнок, что бы это провернуть, ты думал над этим? – спросил его Джон.
-А почему не хватит? Гудли ходит на бриге, с поддержкой то французов мы вмиг разнесём его корабль, ну а с Лафиттом, тут, конечно, придётся повозиться.
-А если ничего не получиться? – спросил Френсис – вдруг Гудли уйдёт от нас? Тогда что? Да против нас будет всё «Береговое Братство».
-Не уйдёт. Мы не дадим ему уйти. Не должны дать. Ну так что, договорились?
-Хорошо – кивнули офицеры.
Теперь оставалось лишь ждать.
Не прошло и 10 часов, как на горизонте появились французские суда. Два барка медленно плелись, лениво раскачиваясь на волнах. Как вдруг, из за небольшого участка суши вынырнуло два корабля. Оба были бриги. На одном из них развивалось пиратское знамя, другой же был неопознан. Шёл без флага. Корабли пиратов приближались с угрожающей скоростью, было видно, что они шли в абордаж. Вдруг бриг, шедший правее, вдруг резко рванул вперёд, как будто бы шёл наперерез пиратам. Капитан барка не мог поверить своим глазам, на грот-мачте вдруг взвилось знамя «Святого Георга», красный крест на белом фоне – Флаг Англии! Прогремел залп. Но залп был сделан не по французским судам, был обстрелян пиратский бриг. Капитан ещё более удивился, когда с пиратского брига так же ответили на этот залп, однако не в сторону брига, а в сторону одного из барков, французы ответили почти сразу же парой точных попаданий, в то время как бриг с английским флагом сделал разворот и ударил по пиратам уже левым бортом. Ядра попадали в корпус. Было видно, что их собираются утопить. Лишь ошибка Мишеля бить по корпусу, а не по парусам, дала возможность капитану Гудли ускользнуть. Подняв все паруса, пираты устремились прочь. А со второго брига просигналили о том, что любезно приглашают капитана подняться к ним на борт. Приглашение не стоило отклонять. И вот, французский командир каравана уже стоял на палубе английского, в чём уже не было никаких сомнений, корабля. Его встретил галантный молодой человек, в чёрном костюме.
-Мишель де Граммон, капитан судна «Мэри», к вашим услугам.
-Я благодарю вас, капитан, за столь неожиданное спасение, но пират ушёл…. А вы, наверное, хотели его утопить?
-Да, собирался, однако, теперь… А впрочем, это не ваши проблемы, капитан. Куда вы направляетесь, уж не на Тортугу ли?
-Именно туда, капитан, судя по вашему разговору, да и виду, вы француз, однако ходите под английским флагом. Тут что то не так – усмехнулся капитан барка.
-Всё так, капитан, Сейчас пока я не имею возможности вернуться во французский флот, где состоял раньше, ну да это не ваши проблемы. Я могу пожелать вам только счастливого пути.
Через час французские корабли ушли к Тортуге. А в каюте «Мэри» состоялся военный совет.

Глава 2. Губернаторская дочка.


В то время, когда Карибский регион ещё только начинал заселяться, когда вокруг были лишь небольшие города испанцев и различные более мелкие поселения других государств, кроме, разве что голландского Кюрасао и английского Порт-Ройяла, жизнь только ещё начинала закипать. На севере французы только-только разделались с пиратами, очистив от них город Тортуга, решив сделать именно её главным городом французских владений в Карибском море. Именно на одном из кораблей эскадры прибыл сюда Бертран Д’Ожерон со своей маленькой дочерью Мари. Её было 10 лет от роду, мать умерла при родах, и она почти никогда не знала материнской любви, если бы не няня, которая повсюду сопровождала её. Всегда аккуратная, она была отлично воспитана, няня научила её вежливости и этикету. Путешествие из Франции на Тортугу она воспринимала как очередное захватывающее приключение, коих было у неё не мало, когда она путешествовала по Франции в сопровождении отца.
Ещё никогда она не видела столь экзотического места. Тортуга действительно казалась ей раем, и даже когда они шли по городу в направлении дома, в котором предстояло жить, а на улицах лежали убитые пираты и французские солдаты.
Мари Д’Ожерон с детства была начитанной девочкой, её, однако, не интересовали ни литература ни медицина, она искала романтики, здесь, в этом красивом, но всё таки, Богом забытом месте. Её манила жажда приключений, хоть и на вид она была хрупкой. С первых дней она начала ходить в церковь. Ей старались привить хотя бы что-нибудь женственное, но она была как будто бы мальчишкой в юбке. Хоть и на вид была грациозна и легка как пёрышко.
С характером у неё было так же не всё гладко. То она часами, даже днями, могла находиться в своей комнате, читая многочисленные книжки, то она с такой же горячностью носилась по улицам вместе с другими детьми, и загнать её домой не представлялось возможным. Тут она и познакомилась с Изабель, своей лучшей подругой. Порой они обе подолгу находились в порту, делая разные козни не только матросам, но и начальнику порта, который часто находился на пристани. Однажды они доигрались, что чуть не произошло несчастного случая. Один из матросов, возвращаясь со своего корабля, с вахты, поскользнулся на какой то гадости и пролетел до стены склада, где находился небольшой навес, задев стойку, на него обрушилась крыша. Хорошо, что она оказалась не каменная, а всего лишь деревянная, да и сделанная из прутьев. Примерно неделю после этого случая, Мари была наказана и сидела в доме. За 2 последующих года они с Изабель так сильно пакостили, что её дядя, губернатор Леогана, решил забрать её к себе. С тех пор видеться они стали совсем редко. Но, как и в любой девушке, в ней была уйма загадок, которые, порой, не знал даже её отец…. И неизвестно, как бы сложилась её собственная судьба, не появись на Тортуге Мишель де Граммон.
   
Глава 3. Таинственный спаситель.


Вскоре удача при поднесла ещё одну возможность сделать доброе дело. Недалеко от от Сан-Хуана торговая шхуна под французским флагом нарвалась на корвет из береговой охраны города. Конечно, что такое шхуна против корвета? Так… Пустяк, но когда со стороны кормы подходит вражеский бриг, вот тут уже становиться не совсем как то по себе. И что самое главное, так получилось, что либо испанцы были увлечены жаждой добычи, либо не увидели бриг, но они смогли подойти на расстояние пушечного залпа. Двенадцать, среднего калибра пушек, на этот раз били по парусам. Вот теперь-то испанцы буквально заметались. Матросы бегали по палубе, залезали на мачты, пытаясь убрать паруса, но всё было тщетно. Французы, почувствовав, что смогут уйти от преследования, подняв все паруса, бросились спасаться. Теперь пришла череда решить Мишелю, что делать им, ведь они остались 1 на 1 с кораблём береговой охраны. Разумеется, топить их теперь было не обязательно, ведь французам удалось благополучно уйти, а это значит, что теперь и бригу «Мэри» нечего здесь торчать, и они поспешили сделать тоже, что сделали французы, а именно – ретировались. Испанцы с разбитым такелажем не могли преследовать ни бриг, ни шхуну.
Через 2 дня почти такая же ситуация была и с английским кораблём. Торговая каравелла попала под обстрел трёх пиратских шлюпов. Правда, что такое шлюп, в сравнении с той же каравеллой? Однако, их было три. Пираты, видимо, решили, что их ждёт хороший улов, так бы и получилось, не подойди к ним бриг «Мэри». Сражаться с торговым кораблём было им весьма по силам, но атаковать военный бриг… Тут уж силы никак нельзя назвать равными. Зайдя с подветренной стороны, Мишель сразу же расстрелял практически в упор один из пиратских шлюпов. Судно, не выдержав такого удара, пошло ко дну. Два других шлюпа, однако, вместо того, что бы ретироваться, решили пойти в абордаж на внезапно появившийся бриг. Сначала картечь с каравеллы снесла с палубы пиратского корабля всё, что можно, а мощный залп брига практически уничтожил все паруса. Всё. Дело было сделано и ещё один корабль, был, фактически, выведен из строя. Оставшиеся пираты поспешили убежать на всех парусах.
Тем временем, на Тортуге, губернатор принимал у себя одного из капитанов спасённых барков.
-Вы так настойчиво просили аудиенции, капитан, что я решил не отказывать вам. – протянул Д’Ожерон, сидя на стуле.
- Губернатор, просто я хотел сообщить, что нас спас английский бриг, который, кстати, если верить слухам, спас ещё два корабля или караван торговцев, не знаю точно…  
-Ну и что же удивительного в этом?
-А сам капитан судна! Да и вообще, команда…. Эх, я так и не понял, на самом деле, кто они. Команда, вроде бы, английская – пожал плечами капитан – а посмотришь на выделяющегося из всего экипажа человека, судя по всему, старшего помощника капитана, так по нему вообще не поймёшь, кто он и откуда. А сам капитан… - усмехнулся он – По виду так испанец испанцем, дорогой чёрный костюм, богато украшенный, но лицо…. Лицо чистого француза, на щеке ещё шрам такой…. Хотя лицо загорелое немного, но глаза у него голубые… Вот уж действительно, не поймёшь и кто он такой.
Губернатору, как будто бы стало плохо. Приподнявшись со стула, он спросил:
-Тот ка-капитан…. Он назвал себя? Имя у него было?...
-Мишель де… Граммон, кажется.
Д’Ожерон опустился назад…..
-Значит, если верить слухам, английский бриг, с английской же командой, но французским капитаном, курсирует в водах, предположительно неподалёку от Тортуги и помогает различного рода торговцам. Так?
-Это только слухи, губернатор – снова пожал плечами капитан.
-Значит, их необходимо проверить… Если это действительно так…. А впрочем, вас это не касается, капитан. Благодарю за ваш рассказ. Вы свободны.
Ну а губернатор углубился в свои мысли.

ПРОДОЛЖЕНИЕ​​​

Комментариев 0

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Регистрация.

Другое

Онлайн

Сейчас на сайте: 26
Гостей: 24

Пользователи: 

- отсутствуют

 Последние посетители: 

Последние комментарии