МАРКИЗ ДЕ ГРАММОН - 5

 
Глава 4. Непростительное поведение.


Поводом для негласной войны с «Береговым Братством» послужило нападение на галеон Девида Мейнсфилда, вернее, защита корабля «Орион» от пиратского галеона. Так или иначе, а оказав помощь де Валуа, Мишель ещё сильнее ожесточил к себе пиратов. Однажды утром бриг «Мэри», как обычно, проходил вокруг берега Доминики с целью защиты очередного торгового корабля или каравана от пиратов. Вдруг послышалась пушечная стрельба. Подняв все паруса, бриг устремился за поворот, который как раз таки был впереди. Мишель не мог не узнать «Ориона». Это был он. Однако, сильно повреждённый…. Справа от него, на расстоянии не больше полумили, шёл пиратский галеон. Шансы были бы не очень велики, кроме того, на «Орионе» была нехватка экипажа, однако, вылетевший, откуда не возьмись бриг, спутал все карты Мейнсфилда, который уже шёл на абордаж. И вновь удача оказалась на стороне Мишеля. В тот момент как «Мэри» залпом снесла с палубы и мачт весь экипаж, грянул бортовой залп «Ориона», который сильно повредил корпус пиратского галеона. Девиду Мейнсфилду внезапно пришлось спасаться бегством. Ну а Шарль де Валуа и Мишель де Граммон встретились вновь. И опять на палубе «Ориона».
-С момента нашей последней встречи многое изменилось, Шарль – учтиво поклонившись своей широкополой шляпой, проговорил Мишель.
-Вот так сюрприз! Старина Мишель де Граммон собственной персоной. Да ещё и на новеньком корабле… Похвально, весьма похвально.
-Что ты здесь делаешь?
-В результате того случая, с потерей золота, губернатор Д’Ожерон запретил адмиралу покидать гавань пока они полностью не подготовятся к новому походу. Ну а я выполнял патрульную службу.  
-Я курсирую тут около месяца… иногда приходится помогать какому-нибудь торговцу отбиться от пиратов.
-Так значит, - Шарль взглянул на бриг – это и есть тот самый английский бриг «Мэри», наводящий ужас на пиратов и снискавший благодарность уже далеко не одного торговца, а? – подмигнул Мишелю он.
-Ну… мой бриг и вправду английский, и называется «Мэри», но может есть ещё один корабль с таким же именем? – усмехнулся де Граммон.
-Может и есть… - рассмеялся Шарль – да вот только капитана в богато украшенном чёрном костюме, да со шрамом на щеке ты больше не найдёшь нигде. Может, спустишься в каюту?
-Пару часов отдохнуть вполне можно….
Встреча затянулась до поздней ночи.

Ну а в Пуэрто-Принсиппе через два дня срочное совещание собралось. Девид Мейнсфилд, Жан Лафитт и присутствующий здесь же Франсуа Олоне, решали, что им делать с надоевшим англичанином.
 -Мне до чёртиков надоел этот английский выскочка. – говорил Мейнсфилд – я хотел было забрать у Франции отличный корабль, «Орион». Так нет же, и тут появился этот бриг… И спутал мне карты, кроме того, уничтожил половину экипажа одним единственным залпом. Нет, так дело не пойдёт, Лафитт, скажи что-нибудь, а?
-Нужно устроить облаву на него. И всё. Бриг не такое уж большое судно, что бы его боятся.
-Только капитана оставьте мне живым – проговорил Франсуа – Вильям Кидд мне как то говорил, что вполне возможно. Капитаном этого самого брига является Мишель де Граммон, а он должен мне…..
-Де Граммон, говоришь? – Мейнсфилд поднял глаза на Олоне – ну тогда ты и Кидд им и займётесь. Я знаю, вы сможете договориться между собой, вы же у нас… Как это называется – он специально решил немного подразнить Франсуа – а, друзья, вот. Это задание для вас, корсары. Уничтожьте этот чёртов бриг любой ценой!
И корсары стали готовиться к карательной экспедиции. Что ждёт Мишеля? Неизвестно……

Глава 5. По следам «Летучего Голландца».


Месяца два шла уже «охота»  за Мишелем, но бриг «Мэри» как сквозь землю провалился. Никто не мог его отыскать. Ни пираты, не благодарные торговцы, которые наперебой хотели в чём либо помочь Мишелю. Третий день бухта к северо-западу от Сент-Джонса,где поьтерпел крушение «Сант Доминик», была полна пиратов. Бриг лениво покачивался на волнах. В капитанской каюте, как всегда, сидели Мишель, Френсис и Джон.
-Неделю мы уже бегаем от испанских патрулей. А у меня такое чувство что ещё и корсары, как будто сговорившись, преследуют нас кругом. Надо что-то делать, капитан. Одними только припасами с погибшего корабля вечно жить не сможем….
-Да, боевой дух экипажа так же на низком уровне. Нам нужно координально менять решение. Иначе….
-Да, я понимаю, ребята – ходил по каюте Мишель и говорил – Но что тут сделаешь?
-А что, если нам нанести удар по кораблям Мейнсфилда, в Пуэрто-Принсиппе, а?
-Пираты!!!! Вижу корабль! Ещё один! Слева по борту судно! – наперебой кричали матросы. Мишель и остальные поднялись на палубу. Картина была не очень хорошая. В их сторону шло несколько кораблей, причём они шли с разных сторон. И были не так далеко. Моментально скомандовал команде переправиться на корабль и как можно быстрее распустить все паруса, Мишель стал наблюдать за пиратами. Сомнений не было. Это эскадра Генри Моргана. Выход оставался лишь один – как можно скорее уходить вдоль берега острова, огибая его, и затем уже затеряться на просторах архипелага. Недалеко отсюда шло множество небольших островов, нужно было попасть туда. Бриг медленно пошёл вдоль берега, набирая скорость. Носовые орудия фрегата Моргана уже начали стрелять. Ядра не долетали до них. Бриг быстро набирал скорость, и скоро скрылся за холмом. Морган повернул эскадру наперерез пути Мишеля, надеясь обогнуть остров в том месте, где покажется бриг. В принципе, ход был верный, Морган не учёл только одного. Скорости. Именно за счёт большей скорости Мишелю и удалось уйти от преследования. Но был ещё лабиринт островов. Кроме того, приходилось умело обращаться с парусами, что бы не вылететь на сушу или не сесть на мель. Моргану казалось, что ещё немного, и бриг сядет на мель, однако они умело обходили вокруг островов. Два дня длилась уже напряжённая погоня в этом поясе островов. Внезапно из за острова прямо на пути «Мэри», вышел фрегат Эдварда Тича. Бриг успел нырнуть за один из островов, когда Тич дал команду к залпу и разворот, именно этот разворот и стал фатальным. Фрегат сел на мель. «Мэри», меж тем, показалась с другой стороны и перед тем как уйти, Мишель дал команду сделать залп по корме фрегата. Судно сильно содрогнулось. Уже вечером этого дня, выбравшись из полосы островов, Мишель велел не включать фонарей, и они бесшумно оторвались от погони окончательно. Утром, когда кругом был сплошной туман, бриг «Мэри» был уже очень далеко…..    
  Единственный город, в который они могли зайти, был Пти-Гоав, о котором они узнали от торговцев. К северо-западу от Тортуги французы построили новое, небольшое поселение, и именно туда сейчас шёл бриг «Мэри». И именно туда, по счастливой случайности, шёл посланец губернатора Д’Ожерона. И именно туда сейчас шёл Вильям Кидд.
 
Человек чести.


В городе Пти-Гоав, на пристани, посланец губернатора нагнал Мишеля де Граммона. Шёл небольшой дождь и они решили зайти под крышу. Человек, представившись Даниэлем, протянул небольшой конверт де Граммону и удалился. Открыв конверт, в котором было два письма, он начал читать первое.

Губернатор Д’Ожерон.
Ваша дочь, Мари, находится на моём судне, корвете «Отрада Холостяка». Ежели вы хотите увидеть свою дочку живой, выполните мои требования. Два месяца, ровно два месяца, я буду ждать Мишеля де Граммона в бухте Порт-Ройяла. Если по истечении этого времени, бриг «Мэри» не появиться на горизонте… Впрочем, не будем об этом. Найдите мне де Граммона.
Франсуа Олоне.


Мишель побледнел…. В спешке он начал вскрывать второе письмо, оно было от губернатора.

Мишель де Граммон.
Только вы в силах помешать этому проклятому корсару. Я сделаю для вас по возвращении всё возможное, что бы вы снова получили своё звание. Мари… Она любит вас, Мишель, я не раз слышал это от горничной. Прошу… Только вы можете помочь. Вырвите мою дочь из лап этого негодяя. Не только я, но и весь город будет вам благодарен, хотя вы и так уже получили поддержку народа. Многие, очень многие торговцы благодарны именно вам. Поспешите.
Бертран Д’’Ожерон.


Вот так действительно непростая ситуация….. Но, ждать нечего, нужно идти в Порт-Ройяль на всех имеющихся парусах.
Мишель дал команду к отплытию, а сам рассказал всё офицерам и команде. Ни один человек не захотел покинуть его в этот момент, хотя они могли спокойно уйти, куда захотят. «Мари» пошла курсом на Порт-Ройяль.
-Позовите капитана, скорее – проговорил вахтенный матрос на корвете «Отрада Холостяка».
Франсуа Олоне, поднявшись на палубу, глянул в подзорную трубу. «Мэри», на всех парусах летела к бухте. Капитан построил свою команду вокруг бортов. Через два часа бриг подошёл ближе и с корвета был дан сигнал о том, что капитан ждёт Мишеля де Граммона. Одного. Простившись, на всякий случай, с командой, Мишель отправился на корвет Олоне.
Капитан находился по одну сторону корабля, ближе к корме, а Мишель остановился на другой.
Обутый в тяжёлые сапоги, плотные чёрные штаны, просторную белоснежную рубашку и с обвязанной на голове красной банданой, Франсуа Олоне внушал страх, особенно если посмотреть на его больших размеров пистолет и тяжёлую абордажную саблю. Его противник был иного плана. Такой же высокий, статный, как корсар, одет он был не в тяжёлые сапоги, а в лёгкого типа туфли, на низком ботинке. Штаны такие же плотные, ну а на теле красовался его знаменитый костюм. Голову украшала широкополая шляпа с большим, белым пером. На поясе красовалась рапира.
Олоне неторопливо начал говорить, а точнее, объяснять, зачем всё это представление.
-Вот мы наконец и встретились, де Граммон. Убить тебя для меня было бы слишком просто. Да и не могу я так. Ведь у меня на борту Мари Д’Ожерон. Я предлагаю корсарский поединок. Согласно законам «Берегового Братства», капитаны сходятся в дуэли, и никто не имеет права их разнять. Поражение объявляется тогда, когда один из либо останавливает поединок сам, но тогда к нему теряется уважение всех. Либо.. смерть одного из дуэлянтов. Согласно тем же законам, команда погибшего не имеет права вступать в бой с победителем. Ну что, начнём?
-Пожалуй, начнём. – Ответил Мишель, доставая рапиру из ножен.
Короткий удар, ещё удар, сабля Олоне и рапира де Граммона соединились в единое целое, и оба капитана закружились в бешеном смертельном танце. Удар, парирование, увёртка, лязг металла, оборот, Олоне закружился так, что де Граммону было его не достать.
-Ну что же, пора с тобой заканчивать, юнец, ты слишком долго стоял на моём пути – проговорил Олоне, нанося новый удар. Короткий выпад, удар по верху, корсар пригнулся, и резко ударил наискосок, удар попал прямо в грудь. Режущий, снизу вверх, казалось бы, он разрезает надвое. Костюм порвался, пара пуговиц упала на палубу, белая рубашка рвётся от удара. Брызнула кровь. Олоне встал в боевой позе, с его сабли падали маленькие красные капельки на палубу. Его глаза блестели…. Мишель держался за грудь, сидя на одном колене.
Тупая, острая боль пронзила мозг. Неужели это всё? Неужели конец? Силы, казалось бы покидают его. Притронулся к ране…. Царапина. Это всего лишь царапина. Какие то высшие силы охраняют его…… Можно продолжить бой, осталось лишь выбрать…. Момент. И вот он настал. Олоне, уверенный в том, что противник повержен, сделал шаг ближе, короткий, но сильный выпад. Холодное лезвие пронзает плоть. Рана глубокая, это конец. Короткий стон, и Франсуа Олоне оказывается на палубе корвета. Без движения, без жизни…. Почти сразу после этого, к Мишелю подошёл ещё один корсар и медленно произнёс
-Согласно законам «Берегового Братства», вы, как победитель, вправе просить любую добычу.
-Верните мадемуазель Д’Ожерон. Это единственное, что я требую – отдышавшись сказал Мишель, убирая в ножны рапиру.
-Прошу за мной…
Они спустились в нижнее отделение, где была капитанская каюта, пират открыл дверь, и Мишель увидел сидевшую там Мари Д’Ожерон.
-Мадемуазель… Вы свободны. Я пришёл за вами, пойдёмте отсюда. Олоне мёртв. И никто больше не задержит нас. На бриге «Мэри» их встретили бурным восторгом. Лишь только под вечер, оказавшись в каюте, она поняла, что спасена. Перед ней сидел Мишель. Грудь его была перевязана. Он смотрел в глаза ей, и было видно, как что то внутри борется.
-Мари… Мари, я люблю вас… - медленно но чётко произнёс Мишель.
Она подняла на него свои красивые глаза, которые были полны слёз, но слёзы радости это были. Она лишь крепко обняла его за шею, не сказав ни слова. Бриг медленно шёл на Тортугу.


Заключение.

Долгожданная амнистия.


Прошло почти 2 года с тех событий, когда Франсуа Олоне был убит. Тортуга, после долгого пребывания в руках пиратов, наконец, полностью перешла под покровительство Франции. Был тёплый солнечный день, какие бывают осенью не так часто. Губернатор Д’Ожерон и Мишель де Граммон были за столом, на веранде. Мари была у себя в комнате, сейчас ей хватало забот с маленькой дочкой. В бухту Тортуги зашёл очередной корабль, но он не был похож на те, которые обычно ходят тут. Спустя час, слуга доложил о прибытии особо уполномоченного человека от Его Величества. Через несколько минут вышел приглашённый губернатором человек. Он был среднего роста, полноват, в парике. Он вынул какой то свиток и торжественно заговорил:
-Мишель де Граммон, я привёз вам королевское помилование, а так же титул маркиза, за ваши заслуги перед Французской Короной. Вам разрешено вернуться во Францию и продолжить обучение в университете на адвокатское дело.
И он поклонился.
-Знаете ли, месье – говорил Мишель, отпивая чай из чашки – раньше, 2 года назад, я многое бы отдал, что бы вернуться домой. Теперь же…. Я стал одним из самых влиятельных людей на Тортуге, а теперь ещё и маркизом, как вы говорите…. Передайте Его Величеству глубочайшее почтение и мой ответ. Теперь я знаю, где мой дом, моя семья и близкие. Он здесь. У меня всё.
 -Что же мне ответить Его Величеству?
-Отвечайте, как вы считаете нужным, а маркиз де Граммон дал вам ответ – сказал губернатор.
В этот момент на веранде появилась Мари с ребёнком на руках. Мишель подошёл к ней.
-Вот моя семья, месье – и он поцеловал Мари и дочку.

Комментариев 0

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Другое

Последние комментарии