Исполнитель желаний

ИСПОЛНИТЕЛЬ ЖЕЛАНИЙ

Пролог

1986 год, 27 апреля

Сирена гражданской обороны взрезала весенний теплый воздух словно ножом. Резкие завывающие звуки заставляли сердце сжиматься, перехватывало дыхание от накатившего страха. Молодая изможденная женщина, что пропалывала грядку, от неожиданности упустила ведро, полное сорняков. Она живет в этом забытом Богом селе уже семь лет и все никак не может привыкнуть к этим учениям. Хоть и проводят их почти ежемесячно. Ясное дело, без этого никак: почти у самой ядерной станции живем.
-Внимание! Внимание! Это не учебная тревога! Срочная эвакуация! Убедительная просьба не паниковать, ситуация взята под контроль. Возьмите документы. Брать что либо из вещей запрещается. Всем собраться у сельского совета для погрузки в автобусы, чтобы покинуть зараженную территорию. Внимание! Внимание!
Поднятое было ведро, снова выпало из ослабевших рук. Сорвав с головы косынку, она бросилась к дому. Перепрыгивая через ступени крыльца, рванула на себя дверь и с порога услышала испуганный плач сына Максима, и ругань прикованного к постели мужа.
-Явилась таки, течная! – Орал он, приподнявшись на локтях. Нижняя часть тела его не слушалась хозяина уже пару лет. Женщина не обращая внимания на крики калеки, подхватила шестилетнего сына на руки.
-Не бойся маленький. – Уговаривала она его, лихорадочно рыская по ящикам комода в поисках документов. Она в этом доме не хозяйка. Свекровь невзлюбила ее, едва сынок ейный, привел ее, тогда еще молодую, красивую и полную надежд, девушку в свой дом.
-Ни к чему она тебе, сынок. Уж больно хвостом метет, красавица городская. Ой, гляди, привел горе в дом.
Вот так и началось. Хотела она, когда сыночек их больным родился, в Киев к родителям своим податься. Там и врачи и больницы. Но свекруха документы запрятала.
-На щенка твоего больного денег не дам! Не наш он! Небось, со станции с кем спуталась, шлюха городская! Удавить его, да и дело с концом. Кто с идиотом нянькаться будет!
А вот и их с сыном документы. Быстро сунула находку в карман домашнего, испачканного травой платья. Переодеться некогда. Сирены воют все настойчивей.
-Бросай выродка! Меня спасай! Слышишь? Сюда иди! – И она покорно бросилась к его комнате. Но остановилась на ее пороге, глядя на испуганного до синевы мужчину, которого когда-то любила больше чем себя. Ради которого отказалась от самой себя, собственной карьеры артистки. А ведь звали, звали ее и роли предлагали не последние. Как же она? Как позволила все разрушить, испепелить? И ради чего? Он привез ее из Киева в Чернобыль. Жили поначалу в общежитии, и хорошо жили. Да, видимо, глянул кто-то черным завистливым глазом и покатилось: ревность, скандалы, избиения. А чтобы друзья и коллеги его чего не заподозрили, он ее в село под Чернобылем, к матери отправил. Та уж над ненавистной невесткой всласть поиздевалась. Видимо, только до этого дня.
-Чего застыла, корова? – Кричал он. – Кресло давай! Живо! – Она все не двигалась с места, провалившись в прошлое. Лишь испуганный крик ребенка вывел ее из странного оцепенения. Она, резко развернувшись, бросилась к сыну, подхватила его на руки и выбежала на улицу. Небольшое сонное село в одночасье стало похоже на разоренный муравейник: все куда-то бегут, что-то кричат, никому ни до кого нет дела. Сейчас почти забыты мораль и принципы, каждый, кто живет в такой непосредственной близости к «ручному атому» отлично знает значение воя сирены. К крикам и плачу испуганных людей присоединились и домашние животные: собаки рвались с цепей, домашняя птица и скот, запертые в сараях и хлевах яростно пытались выбраться на свободу. Ее сын Максим закричал и забился в ее руках, протягивая свои слабые руки к рвущейся с цепи овчарке, его единственному другу и товарищу бесхитростных игр.
-Максим, Максим успокойся, малыш. – Она прижимает его к себе, ей тяжело его удерживать, а тем более нести. – Хорошо. Слышишь меня? – Она осторожно опустила мальчика на траву. – Сиди здесь. Я отпущу Черныша. Но потом ты будешь сидеть у меня на руках тихо-тихо. Хорошо? – Она с отчаянием оглядывалась на бегущих людей. Крики ее мужа слышны на улице, но никому нет до них дела. Свои бы семьи уберечь. Да и не любили семью ее мужа в селе. За склочность да жадность. За что и поплатился ее муж Гришка здоровьем. Она отстегнула карабин, и пес благодарно заплясал у ног хозяйки.
-Беги, Черныш, беги! – Женщина бросилась к сараям и распахнула двери клетей, где жили и птица, и корова и пара огромных, откормленных ее руками свиней. Снова бросилась к сыну, и подхватив на руки, скрылась в людском потоке.
-Таисия! – Женщина вздрогнув, остановилась. Да и бежать уже было некуда: для эвакуации села выделили всего три стареньких автобуса и сейчас в них уже не влезть. – Тая, сюда! – Оглянувшись, она увидела машущего ей призывно рукой сына председателя. Все село знает, что сохнет он по ней, сплетни на эту тему давно набили оскомину, да все никак не успокоятся местные доброхоты. Все норовят ее свекрови посочувствовать: мужа своего, сыночка, ее ненаглядного, калекою сделала, так еще и полюбовничка завела. А теперь, когда она мужа на смерть оставила… чего уж. Женщина бегом бросилась к автомобилю, у которого стоял Семен.
-Садитесь. Скорее. – Он открыл для нее и ребенка дверь, помогая забраться в машину.
-Ты не знаешь, что случилось? – Робко спросила она, прижимая к себе испуганного Максима.
-Реактор рванул вроде на станции. Но я не верю. – Он сосредоточенно вел автомобиль, то и дело объезжая брошенные чемоданы и узлы. – Если бы на самом деле рвануло, мы б услышали. Окна бы посыпались. – Его перебил грохот взрыва. Машину тряхнуло и вроде даже подбросило. Семен удержал машину на разбитом полотне дороги и добавил газу. – Вот теперь действительно рванул. Нет больше нашего Залесья. Не вернемся мы туда больше.
-Туда ему и дорога. – Тихо ответила Таисия, даже не обернувшись.

Глава №1

24 июня 2013год.
-Макс, ты же вроде там родился? – Серега в очередной раз наполнил его стопку водкой.
-И что? – Настороженно спросил мужчина, подцепив вилкой маленький скользкий опенок и отправил его в рот. Сегодня он не ожидал гостей и в его маленькой двушке, что досталась после размена с родителями, типичный для холостяка беспорядок. В холодильнике тоже запустение. Вот банка с грибами нашлась да пара соленых огурцов.
-Что, что. – Передразнил его Николай. Он рассеянно перебирал диски к музыкальной системе, выбирая, что позабористее. – Неужели тебе не интересно? Это же круче чем сафари в Африке!
-И дешевле. – Уже в который раз кивнул Макс, но идея посетить его «малую родину» все еще не казалась ему привлекательной. – И зачем я вам там нужен? Вы ж знаете, я физически не очень. Да и уехали мы, когда мне всего-то лет шесть было. Больше не возвращались.
-Понятно. Некуда возвращаться. Я читал, рвануло тогда знатно. – Кивнул Сергей. – Но посмотреть же можно.
-Да чего смотреть-то? – Повысил голос Макс. – Развалины? Что там еще интересного есть? Вон интернет открой да смотри! Чего туда лезть?
-А вот это ты видел? – Николай достал из кармана и протянул раскрытую ладонь к лицу Макса.
-Что это? - Макс с неумением разглядывал небольшое белое кольцо. Оно переливалось и искрилось разноцветными бликами в свете лампы. – Из чего оно сделано? – Он потянулся было тронуть странную вещь, подержать в руках, но Коля торопясь удивить друга еще больше уже убрал ладонь.

-Где вы это раздобыли? – Макс вертел кольцо в руках, пытаясь понять, из какого материала оно сделано. – Похоже на сплав стекла и пластика… или нет, на неизвестный науке металл.
-Знакомые ребята из зоны отчуждения принесли. – Невинно ответил Сергей. – Они нам идею такого сафари и подкинули.
-Ага. – Поддержал приятеля Коля. – Говорили, что отдохнули супер. Еще собираются идти. На следующих выходных. Говорили, там, в лесах дичи видимо-невидимо. И стрелять можно.
-А еще говорили, будто мутанта видели. Вот на него охоту и хотят открыть. Мы решили с ними рвануть.
-Да ладно. Вот прям так и мутанта? – Качнул головой Макс. – С этой зоной отчуждения вообще не все ладно. Вот в прошлом, или даже позапрошлом году, в 2012, кажется, видели и даже зафиксировали там фантомный взрыв.
-Фантомный? – Коля снова наполнил рюмки. – Это, типа, которого и не было, что ли?
-Вроде того. – Макс поднял свою рюмку. – Гриб атомный и волна была, а взрыва не было. Вот как-то так. Аномальная какая-то энергия прокатилась, зона чуток увеличилась.
-А! Я вспомнил! Точно, в 2012, аккурат на «конец света». Ерунда все это! – Сергей отсалютовал друзьям рюмкой и отправил ее содержимое в рот.
-И кто будет на этом пикнике? – Спросил Макс.
-Да все почти будут. – Коля закусил черной корочкой. – И Ляля, представь себе, тоже собралась ехать.
-Ну ладно. – Оборвал друга Сергей. – Мы тебя в курс дела ввели. Времени обдумать и согласиться у тебя еще полно. Пора нам. Завтра в конторе обсудим. – Он поднялся из-за низкого журнального столика, жестом поторопил друга и направился в прихожую. Макс, махнув друзьям на прощание, запер за ними дверь. Сергей он вообще очень тактичен и внимателен. Вот и сейчас знает, что Максу необходимо сделать укол, поспешил уйти. Ему (Максу), почти удалось победить болезнь, но инъекции отменить никак не удавалось. И избавиться от страха и ненависти к радиации, тоже не удавалось. Со временем это превратилось в фобию: в его кармане всегда лежал дозиметр и время от времени он на него поглядывал, спешно покидая место, если стрелка хоть на деление сдвигалась и показывала нарастание фона. Он направился в ванную комнату, открыл кран и ополоснул лицо холодной водой. Мельком взглянул на старые шрамы на руках: тогда ему исполнилось шестнадцать, и он полностью отдался во власть болезни, потеряв веру и желание бороться. Толчком послужил нечаянно подслушанный разговор родителей. Макс и раньше знал, что отец у него не родной, но любил его беззаветно. Отец очень хотел, чтобы у Макса были родные брат или сестра. А мама боялась. Всю себя она посвящала больному, прикованному к инвалидной коляске, Максиму. Младенец будет отнимать время так необходимое ее больному ребенку, будет шуметь, а Максу нужен покой. Отец тогда с горечью спросил, а как, собственно, Макс будет жить, когда их не станет? Он ничего не умеет, и что во стократ страшнее, ни к чему не стремится. Тогда – то Макс и порезал себе вены. Его, конечно же откачали и от дурки отмазали. А на следующий день, его дед, несмотря на запрет и истерику своей дочери, взял да и повез Макса в психоневрологическое отделение. На экскурсию.
-Смотри, внучек. – Он вез бледного до синевы Макса в его коляске и заглядывал в палаты, где бессильно метались привязанные к койкам пациенты. Всю неприглядность, всю грязь, смешанную с амбре мочи, еды и лекарств, показал он своему внуку. Уже на улице, когда Макс благодарно и судорожно давился чистым воздухом, дед присев на лавочку в парке спросил.
-Ты понял, для чего я показал тебе все это?
-Да. – Выдавил из себя Макс. – Я понял.
-Это нижний предел, внук. Дальше пустота и жизнь растения. – Он замолчал, глядя куда-то в пустоту. – Я покажу тебе кое-что еще. – Он поднялся и покатил коляску к выходу из парка. Еще через полчаса они остановились у двери с вывеской: «Реабилитационный центр для инвалидов». Дед уверенно толкнул дверь и вкатил коляску с Максом в длинный коридор. Множество раскрытых настежь дверей. Из каждой доносятся свои, особенные звуки и запахи, перемешиваясь, создают свою, неповторимую картину жизни. Именно так: жизни, надежды, а еще труда. Огромного, большей частью тяжкого, но осмысленного и нужного не только им, инвалидам, но другим людям. Из первой, раскрытой настежь двери, до одури пахло деревом. Свежий аромат древесины переплетался с запахом лака, стуком молотка и высоким голосом столярных инструментов.
-Ух, ты! – Только и выдавил из себя Макс, пораженный витыми, словно невесомыми изгибами ножек стульев, тонко и мастерски вырезанными рамками для фото, искусными поделками из дерева. Он с удовольствием задержался бы в столярном цеху, но дед, лукаво улыбаясь, вез его дальше. За каждой дверью Максу открывалась новая мастерская, словно новая планета, населенная вроде и похожими на него обитателями, но и значительно отличающимися от него самого. В их лицах нет постоянного гнетущего вопроса, как у него, нет страха и безысходной тоски. Лица их открыты, спокойно – уверенны и улыбчивы. В большом зале, уставленном компьютерами, дед кивком поздоровался с коренастым парнем и тот, опираясь на трость, неторопливо двинулся к ним.
-Ну, здравствуй, Михаил. – Дед протянул парню руку. – Вот знакомься. Мой внук Макс. Он немного сбился с пути. – Он указал глазами на забинтованные запястья внука.
-Случается. – Ободряюще кивнул Миша и протянул руку Максу. – Привет.
-Здравствуй. – Едва выдавил из себя Макс. Он чувствовал себя неловко. Дедов урок не прошел даром: только что он видел людей, с которыми судьба обошлась гораздо жестче чем с ним. И он видел улыбки на их лицах, видел горящие желанием жить глаза, видел изрезанные руки. Но не бритвой, чтобы умереть, как у него, а ножом для резьбы по дереву оттого, что не все еще хорошо получается. Им есть чем гордиться, есть цели, и они обязательно их достигнут. А он? Ни на что не годный эгоист, срывающий зло на своих близких людях. Испытывая боль сам, он причиняет ее другим.
-Не тушуйся, брат. – Михаил хлопнул его по плечу. – Поправимо все, кроме смерти.
-Верно. – Кивнул головою дед. – Покажешь тут ему все?
-Конечно. – Кивнул Миша. – Идем. С ребятами познакомлю.
Вот так все и началось. Михей, как его с уважением называли в центре, не только сумел увлечь Макса программированием, но и составил для него довольно жесткий график тренировок в местном спортзале. Как ни трудно было Максу следовать всем указаниям старшего товарища, (Михей на пять лет старше, но за два года упорных тренировок и восточных практик, сумел встать с инвалидной коляски и продолжал заниматься), но это принесло огромные плоды. Теперь, в свои тридцать Макс напрочь забыл о проблемах со здоровьем. Вот только инъекции… как-то, в качестве эксперимента, Макс решил не колоть препарат по графику, и окончилось это больничной койкой, чисткой крови и печени. Больше он такие эксперименты не проводит.
Он тряхнул головой, прогоняя непрошенные воспоминания, и влажные черные волосы длиною до плеч, ранее собранные в хвост, разметались по шее и голым плечам.

Обсуждение в конторе свелось к насущным вопросам: «сколько брать водки и кто за все это платит». Ехать собрался почти весь отдел где работал Макс. Даже включая местную красотку Лялю, пугало Дарину и гомика Левчика. Причем последний намеревался пригласить и своего милого друга Анри. На самом деле которого звали Андреем, конечно. Коллектив был не против. Пикничок назревал тот еще и все собирались развлечься на полную катушку. Их набралось человек десять: Серега (который наметил для себя Лялю, разумеется), Коля, который давно приглядывался к их начальнице строгой стройной словно балерина, Елене Михайловне, внешне сдержанной и холодной. Но знатоки утверждали, что она та еще штучка. В этом походе, таком романтически – экстремальном, он намеревался подтвердить или опровергнуть эти слухи. Еще у них был Костик: вечный подросток, нежный и хрупкий на вид, но обладающий железной деловой хваткой и жилистым гибким телом, украшенным весьма не детской татуировкой. О ней поведала, с румянцем во всю щеку и едва сдерживаемым восторгом, их профсоюзная работница Мариночка. Костик оказался любителем всего этакого и не собирался пропустить столь захватывающее приключение, а Мариночка готова идти за ним хоть на край света. Так захватила ее тату или что-то другое, но Мариночка проходу не давала вежливому Костику, на каждом шагу заглядывая ему в глаза преданным взглядом. Ей это легко удавалось: Мариночка на голову выше и на порядок тяжелее предмета своего обожания. Как ни крути, а Максу, как всегда с любовью не везло. И это мероприятие оказалось не исключением. Ему досталась Дарина. Девушка из СССР, когда секса и мини-юбок не было, косметика была недоступна и являлась показателем распущенности. На ее голове постоянно прописался серенький мышиный хвостик. Да и вся она была словно мышка: невысокого роста она еще и сутулилась, стараясь стать еще незаметнее. Маленькие, неопределенного цвета, глаза бусинки, острый носик, тонкие губы. Она никогда не смеялась, не покидала без надобности своего стола в углу, терялась словно пятиклассница, когда к ней обращались. Ну а Левчик и Анри на фоне такой разношерстной кампании уже не бросались в глаза.
Как раз текущей недели хватило, чтобы решить все организационные вопросы и туристы – экстремалы условились собраться у памятника Шевченко в центре.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Глава № 2

- Это она вот так, с голой задницей в Зону собралась? – Надменно поинтересовалась Елена Михайловна, критично оглядев подъехавшую на шикарной иномарке Лялю. Девушка, эротично наклонившись в очень коротких шортиках цвета хаки, попрощалась с водителем, и подхватив большую сумку в той же цветовой гамме, направилась к своим коллегам. Она действительно выглядела очень эротично. Короткие шорты дополняла рубашка в стиле «милитари», завязанная узлом под пышном бюстом, выгодно подчеркивая тонкую талию. Дополняли комплект сумка с сидящей в ней маленькой собачкой той - терьером и бутсы на огромной платформе.
-Комаров соблазнять. – Поддакнула Дарья. – И боевой раскрас подстать всему остальному. Индейцы вышли на тропу войны.
-Девочки. – Протянул Сергей, не сводя глаз с Ляли, что подходила к группе, кокетливо виляя бедрами и купаясь в восхищенных взглядах мужчин. – Не нужно ссориться. Хотя. – Задумчиво протянул он. – Про комаров мысль дельная.
-Ну, уж вам, Даша, они точно не страшны. – Окинул девушку насмешливым взглядом Левчик. – Там, куда мы едем, говорят, время остановилось. Музей прошлого. Ваш костюм, несомненно, впишется в картину.
-Вы лучше за своим Анри приглядывайте. Вон, он уже авансы Леночке Михайловне отпускает.- Ядовито ответила она и тайком оглядела себя в отражении оконного стекла ждущей их «Газели». Ничего особенного. Штаны с лампасами, да олимпийка. Костюм ей мама купила. И где только нашла. Сейчас таких костюмов не делают. Добротная вещь. Штаны ей немного великоваты. Это ничего, она их подшила да резинку туже затянула. Висят немного. Но это же лучше, чем когда вот так зад обтягивают как у этой балерины неудачной, их Леночки. Обтягивают как вторая кожа. И все пялятся. Жуть. Она плотнее запахнула олимпийку. Максу показалось, что в этот бесформенный мешок можно замотать двух таких Даш. А то и трех. Он вздохнул и ободряюще произнес.
-Не обращай внимания. Хороший костюм. – Он не знал, что добавить и замялся под ее колючим взглядом. Дарья к вниманию мужчин не привыкла. Да и не видела она его, внимания этого. Сплошные насмешки и разочарования. Вот и теперь она приготовилась дать отпор, но глаза Макса излучали лишь сострадание и это ее злило. Но она не нашла что ответить и надменно отвернулась. Макс неуверенно продолжил. – Удобный. Наверное. – Он снова замолчал и поспешно перевел взгляд на Сергея. – Мы скоро поедем?
-Скоро. Сейчас Костик и Марина подойдут. – Он в очередной раз что-то проверял в микроавтобусе. – Паспорта все захватили? Нам периметр пересекать.
-Все. – Не дружно ответила группа.
-Замечательно. А вот и опоздавшие наши подошли. Паспорта мне давайте. Чем быстрее мы минуем КПП, тем лучше. – Сергей собрал паспорта и сел за руль. – Ну что, готовы повеселиться? Наше большое приключение начинается! – Машина плавно тронулась с места и покатила по улицам родного Киева.
-Вы любуйтесь Киевом, любуйтесь. – Продолжал Сергей, останавливаясь на красный сигнал светофора. – Часа через два вам, ей Богу, будет с чем сравнивать.
-А куда мы едем? – Капризно спросила Ляля.
-В Мертвый город, девочка моя. В Чернобыль. – С насмешкой ответила Елена Михайловна. – А ты думала в элитный клуб за городом и потому вырядилась как дешевая шлюха?
-Ну. – Протянула в ответ Ляля. – Очень не дешевая. А шлюха или нет, не вашего ума дело. Я не виновата, что у вас, Еленочка Михайловна, с мужиками туго. У меня все в порядке. Не надо завидовать.
-Да я… - Начала было Елена, но ее оборвал Костик.
-Девочки, не надо ссориться. А давайте – ка тяпнем мировую. Кто за? – В ответ раздались одобрительные возгласы, зашелестели пакеты с припасами. – Вот и отлично. А для девочек у меня сюрприз. – Он достал из своей сумки бутылку мартини и пару шоколадок. – У кого стаканы? Давайте, девочки, на брудершафт! И больше никаких ссор. Вы любим вас всех!
Марина неодобрительно смотрела, как Костик разливает по бумажным стаканчикам мартини, который она сама купила для них двоих. Мечтала, что выпьют они его ночью, вдвоем в палатке. И уснут крепко прижимаясь друг к другу, уже на мутном рассвете, утомившись от бурных утех. Но «не так сталось, як казалось». Она с обиженным вздохом взяла протянутый стакан и сделала глоток.
А за окнами проносились пасторальные сельские пейзажи. И трудно было поверить, что где-то, не так уж и далеко, эта размеренная спокойная жизнь оборвется и начнется территория хаоса, страха и разрушения. А тем временем, «Газель» проехала населенный пункт «Иванков» - половина пути до Полевого Лагеря 25 бригады химической защиты. Собственно, там кроме поля и памятной доски ничего интересного нет, но это место можно считать «Тем Самым Местом», откуда и начнется их путешествие в Зону.
Бутылка мартини для девочек и бутылка водки «Царской» для мальчиков закончились быстро и почти одновременно. Причем потянувшемуся было за мартини Анри, было отказано и стукнуто по протянутой за спиртным ручонке. Подвыпившие, но отнюдь не ставшие добрее девочки, завели дискуссию о том, кем является огромный, почти двухметровый и широкий как шкаф, Анри, если он гомосексуал.
-Мартини только для девочек. – Покачиваясь, махала пальцем Елена Михайловна, пьяно растягивая слова. – Кто в вашей паре девочка, тому… той … и мартини. Правильно, девочки? – Вопрошала она начальствующим голосом.
-Правильно! – Нестройно и довольно вяло поддержали любимого начальника девочки. Им совершенно все равно, кто в паре Левчик – Анри занимает активную позицию, а кто пассивную.
-Нет, ну ты мне скажи. – Размахивала Ляля стаканчиком наполненным водкой перед лицом Макса. Собственно, у него она его и отобрала, всунув взамен свой стакан с мартини. – Терпеть не могу дешевого пойла, отдающего духами. Лучше уж беленькой бахнуть, чем этой гадостью травиться. – Вот с этими словами она и произвела обмен тарой с Максом. Он безропотно уступил красавице свой стакан, любуясь пышной грудью так волнующе колышущейся в оправе расстегнутого ворота рубашки. – Вот объясни. – Вернулась она, к потерянной было, в процессе обмена теме. - Ну почему если нормальный, фактурный такой мужик попадается, так сразу голубой, а? Ну, почему? – Вопрошала она в пустоту, не сводя глаз с Анри. – Пусть он хоть активным окажется, а там уж я…
Макс ее не слушал. Открыв окно, вылил в полуденный зной мартини и протянул пустой стакан в круг, по которому уже гуляла вторая бутылка водки, упругой струей отдавая содержимое в пустые емкости. Ляля как-то больше не привлекала. Совсем. Даже когда машину качнуло на повороте и она, чтобы не упасть опустила руку на его бедро в опасной близости от его «второго Я». Выпив и бросив в рот колечко колбасы, он окинул взглядом оставшихся девочек. Елена Михайловна уже забыла что она «большой босс» и стала просто Леночкой. Она, бесспорно хороша. Особенно сейчас, когда глаза мечут веселые молнии, а губы улыбаются открыто и непринужденно. Но нет, нет, да и проскользнет начальственная нотка в речи, мелькнет тенью в серых глазах. Этакую покорять надо. Доказывать, кто главный и кто будет сверху. Нет. Это ему лень. А еще хуже осечка выйдет. Он конечно в себе уверен, но все же… нет. Не его вариант. Вон, Колян из штанов выпрыгивает. Доказать ей что-то хочет. А все почему? Да потому, что Елена Михайловна вечно его носом в недочеты рабочие как кутенка слепого тычет. Вот и не терпится Коленьке отыграться. И, видимо, его время пришло. Кто тут у нас остался? Макс перевел взгляд на Мариночку. Здесь сразу нет. Она глаз с Костика не сводит. Достанется ему сегодня ночью за мартини и шоколад. Остается только Дарья. Ну, и есть, конечно, альтернатива, известная всем одиноким и не только, мужчинам. Но лучше, все - таки, Дарья. Маленькая серенькая мышка. Но так, наверное, и лучше. Вниманием она не избалована, стараться будет. Может, опыта маловато, зато не заразит ничем. Одни сплошные плюсы. Минус только один: он ее не хочет. Поправимо, до ночи еще далеко, а водки много.
От размышлений Макса отвлекла остановка.
-Мы что, уже приехали? И где Зона, где военные? - Сыпались на Сергея вопросы.
-Берите водку, закуску, выходите. – Он вышел первым и остановился у какой-то таблички. – Это первая остановка в нашем путешествии. – Он указал на поле. – Здесь находился полевой лагерь химзащиты. Вот памятная табличка. Почтите память погибших, выпив не чокаясь. И вообще, допивайте бутылку, убирайте закуску и ведите себя прилично. Скоро КПП. – Он направился к ближайшим кустам.
-Эй! – Позвал его Левчик. – А эта, Зона, она вообще в какой стороне?
-Там. – Махнул рукой Сергей. – Далеко не разбредаться! Тут артефактов нет!
-Да и на фиг они нам. – Равнодушно заметил Костик. – Наливай! Да и не верю я в эти ваши артефакты. Сказки. И про Зону сказки. Как была это не более чем загрязненная радиацией земля, такой она и есть. А то: Зо-о-на! Живая! Аномалии! Мутанты! Сказочники хреновы.
-Согласен на все сто! – Согласно кивнул Анри, подставляя свой стакан. – Фигня. Отдохнем, шашлыков поедим, коньяку попьем и домой. -
.– К ним присоединилась не вся команда: Левчик с философским видом углубился в заросли орешника, в том направлении, куда махнул Сергей; Ляля выпустила собачку и подхватив под руку Мариночку отправилась с нею рвать полевые цветочки чтобы сплести венки; Даша тоже брела куда-то по полю, глядя себе под ноги. Ее, не привыкшую к спиртному, мутило; Коля и Леночка самозабвенно целовались в пустой маршрутке, а Максу некуда было деться. Он слонялся у памятной, заметно проржавевшей таблички со станом водки в руках. Вот такая она, вечная память. А многих из этой 25 части уже нет в живых. И мало кто из ныне живущих может похвастаться отменным здоровьем. Смутная, необъяснимая тревога все нарастала, а он все никак не мог определить ее причину. Будто мутное облако вдруг закрыло собою солнце: ничего особенного, а неприятно. Он опрокинул в рот содержимое стаканчика и заставил себя улыбнуться: «Все путем, Чувак! Классно повеселимся!»
-Эй! Смотрите, что я нашел! – Левчик возвращался из своего одиночного путешествия с палкой, на которой что-то нес. Никто не выразил особого любопытства, пока Костик не вскрикнул.
-Ничего себе! Разве у нас водятся змеи такого размера? – С Левчиком они развернули сброшенную змеиную кожу. Где-то тоненько взвизгнула собачка Ляли, но никто не обратил на это внимания. – Здесь метра два с половиной. И шкурка не целая. Еще как минимум четверти не хватает.
-Это примерно еще 60 сантиметров. – Быстро вычислил Макс. – Хочешь сказать, эта гадюка была длиной больше трех метров? Ерунда! – Где-то вдали, (виднелся только ее силуэт, Макс все же приглядывался к ней, так и не определившись еще, один он будет ночевать в своем спальном мешке или нет), раздался крик Даши, и мужчины не сговариваясь, бросив бумажные стаканы с недопитой водкой, бросились к ней.
-Ты чего? – Первым к ней добрался Костя. – Чего на земле сидишь? – Он подал ей руку и помог подняться.
-Ногу подвернула. – Даша едва не плакала от боли и обиды.
-Идти можешь? – Подоспел Максим. – Или… нести?
-Нести. – Резко ответила девушка, ожидая колкости или насмешки в ответ. И вскрикнула от удивления, когда мужчина легко поднял ее на руки и понес к машине.
-Прости. Сейчас Сергей осмотрит твою ногу. Возможно, нам придется вернуться в город чтобы оказать тебе помощь.
-Нет, нет! – Испуганно вскрикнула Даша, сильнее прижавшись в Максу. – Мне не больно. Не очень больно. Не надо в город. Это просто вывих. Поболит и перестанет.
-Как знаешь. – Пожал плечами Макс. Он осторожно усадил ее на сиденье в автобусе. – Серж! Иди, посмотри! – Позвал он друга. – Тут Даша ногу подвернула. – Он выглянул в раскрытую дверь. – Что еще случилось?
-Ищем собачку Ляли. – Равнодушно пожал плечами Коля.
-А ты видел, из-за чего эта Даша ногу подвернула? – Спросил его Костя. Глаза его лихорадочно светились не только от выпитого спиртного, но и от вспыхнувшего азарта. – Это нора! Прикинь, если мы эту гадюку поймаем! Это же новый вид!
-Брось, Костя! – К ним подошел Сергей. – Это обыкновенная нора обыкновенного байбака. Если кто не понял, объясняю: байбак, это грызун, довольно крупный. Еще их называют сурками или луговыми собачками. И никаких огромных змей.
-А кожа? – Неуверенно и обиженно спросил Левчик.
-Ерунда. – Отрезал Сергей. – И вообще, садитесь на места, дальше поедем. Солнце садится. Скоро на ночлег устраиваться надо, а нам еще до места добираться.
-А как же песик? – Неуверенно спросила Мариночка.
-С потерей собаченки придется смириться. – Отрезал Сережа. – Все в машину!
-Ладно, ладно, не нужно орать. – Леночка поднялась на подножку, опираясь на галантно поданную Николаем руку.
-И пусть. – Ляля вытерла слезы и заняла свое месть в машине. – Я его и не любила вовсе. Надоел он мне давно.

Глава № 3
К КПП «Дитятки» они подъехали почти в сумерках. Странно, на часах еще нет и восьми, а небо перед ними, над Зоной, стремительно темнеет. Молодой лейтенант долго вглядывается в паспорта, сличая каждый с несколько помятым от уже выпитого, оригиналом. Отдав паспорта начинает дотошно расспрашивать о цели визита в закрытую зону. Сергей с вежливой улыбкой несет какую-то чушь: мзду за пересечение периметра солдатик уже получил. А сейчас выполняет просто формальность. Потом неспешно выписывает пропуск, козыряет и уже почти в полных сумерках машина проезжает шлагбаум.
-Илья, ты чего это на ночь глядя, туристов в Зону пропустил? Сожрут ведь? – Лениво поинтересовался его напарник, спрятав в карман причитающуюся ему долю.
-А я им шо, мамка? – Пожал плечами Илья.
-Так они ж про этих, с крыльями, не знают?
-Ну, ты и тормоз, Семен. Про этих, с крыльями, даже мы не знаем. Никто не знает. А если никто не знает, то шо?
-И шо?
-То их нет. Привиделось тебе.
-Илья, тогда всему нашему КПП привиделось шо мы останки той группы туристов, пятого дня в «Изумрудном» граблями в кучу собирали.
-Рядовой Терещенко! Тебе начальство что приказало? Это вот бревно поперек дороги охранять? Вот и охраняй! А кто чего и куда едет не твоего ума дело!
-А если…
-Ну чего «если», Терещенко! Чего «если»? – Обернулся к подчиненному Илья. – Задолбал уже!
-Если эти твари на КПП попрут?
-Терещенко! Тебе зенитки установили? Огневые точки оборудовали? Вооружения целый склад навезли? Вот и будешь отбивать атаки противника согласно боевому расчету!
-Так нету, товарищ лейтенант!
-Чего у тебя нет? – Терпение лейтенанта подходило к концу.
-Зениток нету. И вооружения на складах почти нету.
-И куда же все это добро делось?
-Разворовали, товарищ лейтенант! – Отрапортовал рядовой. – В виду отсутствия врага.
-Это как понимать, рядовой Терещенко? – Ставшим вдруг хриплым голосом уточнил Илья.
-В виду ненадобности для отражения атак врага.
-Как, в виду ненадобности? А если сейчас с ближайшей сосны та тварь спикирует и башку тебе откусит?
-Так вы сами, товарищ лейтенант сказали, что их нету. Стало быть, и вооружение без надобности. Бревно это можно и без него охранять. Кому оно нужно? – Бодро отрапортировал старшему по званию рядовой Терещенко. Рапорт о переводе он подал сразу после инцидента недельной давности. Их на рассвете по тревоге выстроили на плацу, загрузили в грузовик грабли, лопаты и ведра. Привезли к базе отдыха. Высаживаясь из машины и разбирая сельскохозяйственное оборудование, парни еще шутки шутили. Но когда увидели, что им придется убирать среди живописных развалин летних домиков и центрального здания, большая часть личного состава ринулась под кусты, что особо не спасло: куски обезображенных тел, порубленных практически в капусту, валялись повсюду. Это был ад. Группа туристов, из пятнадцати человек, проехавшая через КПП «Дитятки» два дня назад, нашинкована и разбросана по всей территории базы. Он уже не помнит, кто уже в сумерках первым заметил бесшумно планирующую с огромной сосны тварь. Да ее рассмотреть толком не удалось, не то, чтобы подстрелить. Что-то около метра высотой, острые уши, кожистые крылья. Вот и все, что удалось разглядеть. Начальство инцидент замолчало. Группа? Да, проезжала. Куда? Не спросили. Документы, сопроводительные бумаги были в полном порядке. Куда делись? Понятия не имеем. Уже через два дня он забудет все это словно страшный сон.
-И где обещанная группа продвинутых сталкеров? – С пьяным весельем уточнил Коля. – Может, мы и без них не пропадем?
-Понятия не имею куда Стас подевался. – Сергей осторожно ведя машину по заросшему травой, растрескавшемуся асфальту, снова и снова набирал номер мобильного телефона. – Не доступен. Может быть они нас не дождались и уже располагаются на базе.
По дороге скорее напоминающей заросшую колею "Газель" громыхая кузовом и подпрыгивая на ухабах въехала под сень сосен. Здесь сумерки стали густыми и тягучими, словно кленовый сироп. Они будто обволакивали машину, втягивая в самую чащу.
-Серый, а ты точно знаешь, куда едешь? - Костя пошатываясь от выпитого и нервных рывков машины на ухабах, добрался до водителя. В салоне, несмотря на количество выпитых бутылок водки, веселье медленно сходило на нет. Темнота леса, его молчание и мрачность темным туманом постепенно вползала не только в машину, но и в сердца людей, гася даже пьяное веселье. - Не видно же ни черта!
-Знаю. Или думаю, что знаю. - Сергей пристально вглядывался в темень леса, едва разгоняемую светом фар. - Да где ж этот чертов поворот? - Он еще раз набрал номер. - Не отвечает. - В сердцах он бросил телефон на торпеду перед собой.
-Как-то жутковато здесь. - Елена Михайловна зябко поежилась, глядя в окно.
-Не дрейфь. Это же приключение! - Николай по хозяйски обнял ее за плечи.- Скоро мы остановимся на живописной полянке, разведем пионерский костер, будем есть мясо и пить настоящее грузинское вино. А потом...
-И как мы в темноте будем дрова собирать? А шашлыки во сколько жарить? - Скептически поинтересовался Левчик. - Он все еще обижен, что его находку, там, на поле, не восприняли с должной серьезностью. И немного ею напуган.
-Ты куда-то торопишься? - Уточнил Макс и взглянув на часы добавил немного растерянно. - А ведь действительно, сейчас всего около восьми часов вечера, а за окнами темень непроглядная.
-Мы в лесу. Здесь всегда темнее, чем на открытом пространстве. - Дарья отвернулась от окна и погладила все еще ноющую ногу.
-А то мы не знаем. - Едко добавила Ляля.
-Черт! - Машину резко бросило в сторону и она визжа тормозами остановилась поперек дороги.
-Что? Что случилось? Ты сдурел? - Неслись из салона возмущенные голоса. - Все целы?
-Да тварь какая-то под колеса кинулась. - Растерянно ответил Сергей.
-И ты решил нас угробить? - Ляля возмущенно одернула рубашку. - Совсем тронулся? Завез нас в какую -то тьму Таракань и угробить решил?
-Да ладно тебе. - Сергей открыл дверь и вышел. - Кажется, я ее все же задавил. - Он оглядывал помятый бампер. - Ну, точно. Ох, и ни фига себе! Вы только взгляните!
-И чего там? Чупакабра? - Насмешливо уточнила Ляля.
-Очень похоже. - Сергей склонился над бесформенной тушей. - Интересно, кем это было при жизни?
-Ну ты же обещал нам мутантов. - Пожал плечами Макс. Он хотел казаться спокойным, но голос дрогнул выдавая внутреннее напряжение. Сердце снова сжала странная болезненная тревога.
В очередной раз промелькнула мысль, что стоило бы остаться дома, на своем родном диване, а не участвовать в сомнительных экскурсиях.
-Странное существо. То ли собака, то ли енот. – Левчик задумчиво склонился над едва заметно конвульсивно подергивавшемся изуродованным телом. – Мутант, одним словом.
-Ага. Мы же в Зоне. Развлекательная программа началась. – Сергей неторопливо вернулся за руль. – Прошу занять свои места. Приключения продолжаются! – Он лихорадочно рылся в карманах в поисках небольшого флакона. Нашел, руки дрожали в нетерпении. Сорвал крышку и поднес к губам. Тягучая, отливающая серебром жидкость обожгла небо. Сергей с трудом оторвался. Необходимо оставить немного. Но скоро все это закончится. Он почти у цели. Теперь никто его не остановит. И не важно, какой ценой. Он уже расплатился за это сполна. Всей своей никчемной, искалеченной жизнью, потерянными возможностями, слезами бессилия и отчаяния. Еще немного и все это станет сном. Мучительным, страшным, но всего лишь сном. Он начнет жизнь заново. – Все на местах? Нам ехать нужно. Не ночевать же здесь!
-Ай! Черт! – Левчик появился на подножке машины, держа на весу руку с которой тонкой струйкой стекал ручеек крови. – Ты эту тварь не убил. Она меня цапнула и сбежала!
-Обработать нужно! – Анри суетливо бросился к другу. – Садись вот тут. Дай, я осмотрю.
-Водкой залей и все дела. – Расслабленно дала совет Мариночка. – И нам, тоже пора… радионуклиды вывести. Кто со мной? – Она достала из сумки очередную бутылку водки.
-Ну, ты, мать, сильна пить. – Ляля протянула ей найденный бумажный стаканчик.
-Я с вами. – Леночка выпросталась из объятий задремавшего Николая.
-Я тоже. – Подтянулась Даша.
-И я. – Костик подсел ближе к остальным и протянул свой стакан. Как это ты без меня, дорогая?
-И я. – К ним со вздохом подсел Макс. Может быть водкой удастся заглушить тревожно ноющее сердце. – Капните анестезии в стакан, мадам.
-Мадмуазель. – Поправила Марина и налила ему полный стакан.
-И мне! – Крикнул Сергей. А вот и этот чертов поворот на заброшенную базу. Он осторожно провел машину мимо облезлого шлагбаума, через ржавые раскрытые ворота. -Мы приехали! Дамы и господа! Позвольте представить вам базу отдыха «Изумрудное»! Здесь мы проведем незабываемую ночь, позавтракаем и отправимся в город энергетиков Чернобыль! Выходим, и наслаждаемся видами! – Он остановил машину у входа центрального здания. Оно единственное здесь построено из кирпича. Фары автомобиля выхватили из темноты заросли кустарника и молодую сосновую поросль, настойчиво взламывающую старый асфальт. Дальше во тьме угадываются хлипкие остовы деревянных домиков для отдыхающих. А немного левее в неверном свете фар показалось возвышение с остатками жестяных стен и кровли. Видимо, это была сцена для выступлений или летний кинотеатр. Вокруг разбросаны поломанные деревянные скамьи.
-Что-то не хочется выходить. – Марина покачиваясь стояла на подножке машины. – Какими видами наслаждаться? Не видно ж ничего.
-Выходи детка. – Подтолкнул ее Костик. – Нас ждет чудесная ночь!
-Где? – Марина все же выбралась из машины. И включив свой фонарь «любовалась» видами.
-Ну и дыра. – Протянула Ляля, выбираясь следом за Костей и пьяно покачиваясь на высоких платформах.
-А ты хотела отель «Риц»? Джакузи и шампанское с клубникой? – Насмешливо уточнил Макс. – Я так понимаю, никакой другой группы здесь нет. Где на ночлег определимся, Серега?
-Они там ночевали. – Сергей кивнул на выбитые окна здания администрации.
-Там, так там. – Пожал плечами Макс. – Идем, осмотримся.
-Туда? – Марина расширившимися зрачками смотрела на здание. – Ни за что.
-Ну, правда, Сережа. – Поддержала ее Елена Михайловна. – Лучше уж вон там. – Она указала в сторону старой сцены. – Под навесиком. А утром все осмотрим.
-Ладно. – Сергей снова забрался в кабину. – Машину ближе подгоню.
______________________________________________________________________
Глава № 4
Уже через час тишину и тьму заброшенной базы отдыха разбивали на осколки голоса и смех людей. У сцены ярко полыхал огонь, в котором теперь уже бесследно и навсегда исчезали останки поломанных непогодой и временем скамей. Обмениваясь шутками и замечаниями, люди обустраивали временный лагерь. Дарья и Ляля выметали мусор, освобождая место под навесом сцены для спальных мешков. Николай и Макс приспосабливали оставшиеся скамейки для их прямого предназначения и располагали их вокруг костра. Марина нанизывала куски мяса на шампура, а Костя колдовал у мангала. Елена Михайловна в свете еще не погашенных фар машины колдовала над нарезкой для стола. Остальные мужчины собирали дрова и обследовали близлежащую территорию. Только Левчик, бледный до синевы от боли, сидел на подножке машины и как младенца укачивал больную руку. Несмотря на количество выпитого спиртного, боль, казалось, лишь усиливалась с каждой минутой, плавно перемещаясь все выше по раненной руке. Вот уже ноет предплечье. С каждым ударом сердца пульсирует, нарастая в каждой клеточке боль. Его лихорадит. Холод сменяется жаром, потом все начинается сначала. Свет фар слепит глаза. Он отворачивается и закрывает их, но облегчения не наступает: смех и разговоры друзей кажутся ему слишком громкими. По лицу скатываются капельки пота. Тишина и темнота кирпичного корпуса манят его. Там тихо. Там темно. Там покой. Возможно, боль отступит, если он немного побудет в одиночестве. Сядет на прохладные кирпичи, обопрется на старую кирпичную кладку, поросшую мягким мхом, откинет голову на эту моховую подушку, такую прохладную, пахнущую летним дождем и лесом. Он поднялся и никем не замеченный, тяжело и медленно переставляя ноги, скрылся в темноте. Вот и темный провал двери сорванной с петель искателями приключений, как и они или мародерами в поисках поживы. Он, пожалуй, не будет забираться слишком далеко в здание. Найдет местечко вот тут в фойе. Или нет, сюда через разбитое панорамное окно пробиваются отсветы костра и видны мечущиеся, словно взбесившиеся огромные светляки, точки фонарей друзей. Глаза немного привыкли к темноте: слева от него дверной проем. Он войдет в него и присядет на кирпичный блок, он даже видит его, ощущает под руками шершавость и выбоины в старом кирпиче. Вот руки нащупали бархат и прохладу мха. Он чувствует аромат леса. И покой: глубокий, словно омут в его родной деревне, где он едва не утонул еще мальчишкой, купаясь с друзьями. Он улыбнулся одними губами, проваливаясь все глубже и глубже в другую реальность. А из темного угла на него смотрели, не мигая и не отрываясь ни на секунду два красных уголька – глаза. Крысиный волк, порождение, дитя Зоны вел сознание человека, погружая того в пучины прошлого, выуживая и оживляя картины прошлого. Крупная, мерзкая тварь, вчетверо превосходящая размерами собратьев и наделенная пси способностями. Волк неподвижно сидит на задних лапах, длинный толстый хвост тихо подергивается, скалится тупая, словно обрезанная морда, покрытая язвами и шрамами. Он будет держать человека, пока один из его более мелких собратьев не доберется до его горла. Нельзя допустить, чтобы жертва вышла из под контроля пси волн и подняла шум. Едва ли его двуногие соплеменники услышат, но волк осторожен. Слишком долго его небольшая стая голодала. Есть здесь обитатели и крупнее и опаснее чем он и его голодные соплеменники. Сегодня ночью у них будет пир. Далеко не часто крысиному волку удается взять под контроль человека. Его возможности ограничены. Для полного сил человека крысиный волк – одиночка не очень опасен. Разве, что, нападет на спящего, и сумеет вцепиться острыми загнутыми зубами в горло, да подоспеет на помощь стая. Но Левчик слаб, его мысли затуманены водкой и болью. Он легкая добыча. Волк медленно опускается на короткие передние лапы и издает тонкий призывный вой, едва улавливаемый ухом человека, и на Левчика сыплется лавина из серых, извивающихся тел, вонзающих острые зубы куда придется, лишь бы добраться до теплой живой плоти. Человек почти скрывшись в серой шевелящейся массе, медленно опускается на колени. А на его лице все еще живет блаженная улыбка.
-Ой, как вкусно пахнет! - Коля бросил у костра охапку собранных дров.
-Зови остальных. – Довольно ответил ему Костя. – Отдых начинается! Вино, шашлык, водка, девочки, гитара. Мммм! – Протянул он.
-Народ! Эй, народ! Всем отдыхать! – Хорошо поставленным начальственным голосом крикнула Елена Михайловна. – Все сюда!
-Люди! – Обеспокоенно позвал Анри. – Кто нибудь Леву видел? Мы же вроде все здесь, кроме него?
-Я видел. – Отозвался Сергей. – Он в машине. Спит. Не повезло тебе, дружище. Придется ночь коротать в обществе бутылки. А Лева отдохнет и завтра будет как новенький.
Сергей нервничал. Благо, было достаточно темно, да и его коллеги опустошили уже не одну бутылку. Он напряженно прислушивался к малейшему стуку – скрипу, звучавшему вне лагеря. Он видел, как Лева шел к зданию администрации, но не собирался ему мешать. Значит так надо и это часть плана. Он хотел верить, что это часть плана. Стас ведь говорил, он рассказывал… и Сергей ему поверил. Но если все не так, и ночной гость Стаса не выйдет к их костру и не расскажет об Исполнителе? Тогда Сергею один путь в петлю. Но Стас… он его больше не видел с той, последней встречи. Его группа должна была быть здесь с очередным походом. Или нет? Мысли его путались. Ладонь чесалась, словно он голой рукой взялся за стебель крапивы. Он поднес ладонь к лицу и вздохнул: она покрылась красными пятнами, а прямо в центре ладони расцвели небольшие алые язвы. Нужно бы хлебнуть из «волшебной бутылочки», но там осталось на самом донышке. Сергей присел на трухлявый пень и грустно улыбнулся. «Волшебная бутылочка». Так его мама называла бутылку с раствором коллоидного серебра. С раннего детства Сергей вынужден пить эту гадость, чтобы приостановить распад и гниение тканей. Пить, травиться, лечиться от интоксикации, снова пить, снова травиться и снова чистить то, что осталось от его тела. Он ненавидел себя, ненавидел запах гниения, что начинал исходить от его тела, едва он по каким-то причинам пропускал прием серебра. Ненавидел свою жизнь заживо мертвого. Ненавидел свою мать, что позволила ему родиться от героя – ликвидатора и с придыханием рассказывать как он тушил реактор. И что самое смешное: папаша его здоров как бык! Был. Пока по-пьяни на светлый праздник Пасхи не угорел с приятелями в бане. Туда ему и дорога. От сына нос воротил. Мать уговаривал его в приют сдать. Она, бедная, ноги сбивала, все панацею искала, чтобы сына на ноги поставить. До профессоров дошла, да все руками разводили. Никто с таким не сталкивался. Про серебро она в каком-то научном журнале вычитала. На их заводе оно к счастью (или к не счастью, так бы уже сдох давно) на складе оказалось. Носила домой и на свой страх и риск сына выпаивала. Организм оживал, раны затягивались. Но открывались снова, едва он переставал его принимать. Стас подарил ему надежду. Призрачную, безумную, последнюю. Сам-то он сдрейфил. К Исполнителю не ходил. Хотя… кто его знает. Рак у него. Последняя стадия. Может, пошел да сгинул. Сам же он говорил, что одному идти нельзя, не пройдешь. В группе надежнее. Он привел группу. Они в обозначенном Стасом месте. Не конкретно в той точке, но в «Изумрудном». Он сделал все так, как говорил Стас. Но никто к костру не выходил и не просил его накормить. Сергей бросил ветку в огонь, что непроизвольно крутил в руках и протянул руку за шампуром с мясом.
-Могу составить одинокому мужчине кампанию. – Шепнула на ушко Анри Ляля. Кажется, ее самые смелые фантазии начинали сбываться.
-Шашлык разбирайте. – Подал команду Костя.
-И водки наливайте. – Пропела Мариночка.
Все устроились у костра, разбирая еду и наполняя бумажные стаканы. Только Макс все не решался съесть хоть кусок.
-Не дрейфь, Макс. Тут радиационный фон меньше, чем в Киеве. Вот, гляди. – Коля достал из кармана дозиметр и протянул другу. На маленьком экране мелькали зеленые цифры: наконец, они остановились на 7 мкР/час. – Вот видишь. – Заглянул он другу через плечо. – Все нормально. Ешь давай. – Сунул в руки шампур.
Люди расслабились греясь в тепле костра, любуясь игрой языков пламени . Позабыт страх и ощущение обреченности. Обыкновенный пикник в обыкновенном лесу на обыкновенной заброшенной за ненадобностью базе. Мало их таких что ли и без Зоны? Разговор разбился на несколько неспешных ручейков, то и дело прерываемых смехом. Анри взял в руки гитару, и нежно перебирая струны, что-то мурлыкал для Ляли.
-Доброй ночи вам, люди добрые. – Раздалось за спинами Кости и Марины. Но вздрогнули все, напряженно вглядываясь в темень ночи за кругом света от костра. Марина взвизгнув и едва не свернув мангал, бросилась прочь. Ее перехватил Макс и успокаивая усадил рядом. Не обращая внимания на созданный переполох, гость все так же неподвижно стоял в темени ночи. – Поделитесь хлебушком. – Его голос со странными модуляциями, прерывистый, будто человек от долгого молчания, позабыл как правильно говорить, прервал нависшую тишину. Сергей ждал этого визита, но и сам не сумел сдержать дрожи, так внезапно возник из темноты этот необычный гость.
-Подходи к костру, гостем будешь. – Первым совладал с собою Коля. – Мы тебя не только хлебушком угостим, и шашлык у нас для тебя найдется, и водки плеснем. – Он накладывал в чистую бумажную тарелку куски мяса, ломтики помидора, хлеб. Анри наливал полный стаканчик водки. Гость ступил в круг света, Костик подвинулся, освобождая странному мужику место у костра. Теперь его с интересом и опаской разглядывали все. Но много увидеть все равно не удалось: на госте старая, кое где рваная солдатская плащ- палатка, из под которой видны стоптанные сапоги. Лицо утопает в тени надвинутого капюшона. Пришелец пользуется лишь одной рукой, жадно суя в рот куски мяса. В свете костра рука эта кажется самостоятельным существом, бледным, отливающим желтизной, с тонкими пальцами – лапками, с удлиненными, острыми когтями, суетливо бегающим по импровизированному столу, хватая кусок и волоча его как в нору в темный провал капюшона. Оттуда доносилось хриплое дыхание, чавканье и хруст. Вторую руку гость прятал под плащом.
-Дедушка. – Осторожно спросила Ляля, когда суетливый зверек – рука, перестал шастать по столу, а из под капюшона раздался сытый, довольный вздох. - Дедушка. А вы давно здесь живете?
-Всю жизнь. – Последовал хриплый ответ. – Вот как рвануло, давно, я уже тут был. Потом еще рвануло. Я тут был.
-А мутантов вы видели?
-Нет. Штуки разные видел. Люди за ними сейчас ходят. Много. Вкусные. – Мечтательно добавил он. Темный провал капюшона повернулся к Марине, и она невольно вздрогнула: показалось, что там, в глубине, зажглись две жуткие алые звезды, источающие безумие и жестокость. Девушка невольно зажмурилась, а когда открыла глаза, наваждение развеялось.
-Что это за штуки такие? – Сергей не сумел справиться с волнением и голос его дрогнул.
-Тебе нужно. – Капюшон глядел в его сторону, и мужчина чувствовал, как странный пристальный взгляд снимает с его души слой за слоем. Считывая обиды и радости, победы и поражения.
-Что… что мне нужно? – Голос его стал хриплым и надтреснутым. Как у гостя.
-Шар. – Пожал плечами гость. – Я видел.
-Что за шар такой? – Вступил в разговор заинтригованный происходящим Макс. – И зачем он нужен?
-Исполнитель. – Пожал плечами гость. – Желаний. – Я видел.
-Чего же тогда не загадал? - Насмешливо спросила Елена Михайловна, презрительно пожав красивыми плечами. – Желаний много?
-Нет. Боюсь.
-Чего? – Спросили почти хором мужчины. Каждого из них заинтересовала история об Исполнителе.
-Страж. – Лаконично ответил гость, отправляя в провал капюшона стакан водки.
-Что за Страж такой? – Не успокаивался Сергей.
-Паразит. – Пожал плечами гость. – Я слышал, давно, человеки, в форме. – Он ткнул рукой на свой плащ. – Хэдкроб.
-Что это, хэдкроб? – Не унимался Сергей. Но гость лишь показывал на свой плащ и мычал что-то неопределенное.
-Да ладно тебе. – Махнул на него рукой Николай. – А где, этот, ну, Исполнитель?
-Там. – С готовностью махнул рукой гость, якобы указывая направление. – Там. – Он снова потянулся за мясом.
-Ага. – Кивнул Коля. – Понятно. Там. А это «там», это где?
-Дома. – Гость поднял вверх руку. – Люди. Много. Раньше.
-В городе? – Догадался Анри.
-Да. – Кивнул гость, звучно пережевывая кусок. – Там. Че - быль.
-Чернобыль. – Кивнул Сергей. – А там где?
-Вода. Дом. Много. – Гость вытер руки о собственный плащ и поднялся. – Пойду. Ты. – Указал он на Макса и качнул головой. – Рада не бойся. Тут другой сила. Очень. – И не торопясь скрылся во тьме.
-Что он хотел этим сказать? – Встревожено спросил Макс. – Что это значит?
-Вероятно. – Задумчиво протянул Анри. – Что здесь нужно бояться не радиации, а чего-то другого. Другой силы. – Он замолчал, глядя в огонь.
-Что это за Исполнитель такой? – Спросила Ляля. – Кто-нибудь понял, о чем речь?
-Шар. Очень интересно. – Елена Михайловна задумчиво бросила в огонь ветку, которой что-то рисовала на песке. – А ведь заманчиво, верно? Возможность исполнить свои заветные желания.
-Бросьте вы. – Зло ответила Даша. – Он полоумный бомж. Живет здесь, Бог знает, сколько лет. У него каша в голове!
-Да и история чертовски знакомая. – Анри не отрываясь, глядел на танцы языков пламени. – Неужели не помните? «Счастье для всех и даром». Не помните? Аркадий и Борис Стругатские «Пикник на обочине». Стыдно не знать. Это же классика жанра. – Он с укором качнул головой. – Старик не в себе. Тут Дарья права на все сто. У него в голове каша из книжного вымысла и реальности.
-А что, если нет? Понять бы только, что значит вода, дом, много. – Не успокаивался Сергей.
-Ассоциативный ряд. Примерно такие задают составить психотерапевты. – Ответила Даша.
-Ты лечишься у психиатра? – Я предполагала нечто подобное. – Презрительно бросила Елена Михайловна. – Маленькие серые мышки всегда имеют массу маниакальных комплексов.
-Да как вы смеете… да вы… да я… – Дарья вскочила и резко развернувшись, бросилась вон от костра.
-Елена Михайловна, ну зачем вы так? – С укоризной произнес Макс, поднимаясь с места.
-Оставь, остынет, выплачется и придет. – Удержал друга Сергей. И как ни странно, Макс последовал его совету. Опустился на свое место у костра, наполнил свой стакан и выпил.
-Вода, дом, много. – Анри явно заинтересованный загадкой задумчиво жевал перышко зеленого лука. – Много, вода, дом. Дом, вода, много. – Ерунда какая-то.
-Постой. Что ты сказал? – Встрепенулась Марина. – Много, вода, дом. Много воды в доме. Ребята, это же бассейн! В Чернобыле был бассейн?
-Да. В центре города. – Встрепенулся Сергей. – Ты думаешь, это там?
-Уверена. – Кивнула Марина. – Ну, проверим?
-Ребята, еще есть этот, как он сказал, страж? – Костик обнял Марину за плечи. – Умница ты моя.
-Да. – Подал голос Анри. – Хэдкроб. Знать бы еще что это или кто.
-Увидим. – Твердо ответила Елена Михайловна. – Я так понимаю, мы идем к Исполнителю? Кто за? – Она первая подняла руку. Остальные нерешительно и пожимая плечами, последовали ее примеру. – Замечательно. – Она поднялась. – Вы как хотите, а я собираюсь немного поспать. – Она выразительно взглянула на Николая и направилась под навес над сценой.

Глава № 5

Даша сидела на полусгнившей скамейке у останков одного из деревянных домиков и глотая слезы, ждала. Ждала, что кто нибудь, а лучше всего Макс, придет за нею и примется утешать. А потом они… он возьмет ее вот прямо здесь. Она оглянулась сквозь слезы вокруг, выискивая местечко, будто Макс уже пришел, уже утешил и …и что, что здесь как-то совсем не уютно и вовсе не романтично? Он что нибудь придумает. Можно же как-то… она в кино видела. А может… у него свои представления об этом деле. Она не будет ломаться и строить из себя недотрогу. Шорох и невнятное бормотание за спиной заставили девушку стремительно обернуться.
-Макс? – Она видела перед собой неясную бесформенную фигуру. – Дедушка? – Его капюшон снят и не скрывает более изуродованное гниением лицо, провалы носа, перекошенный рот. Он надвигается на нее медленно, но Даша не может двинуться с места, отмечая все новые детали в образе этого существа. Из под плаща медленно показалась его правая рука: непропорционально длинная, словно паучья лапа, кажется, она имеет несколько дополнительных суставов. Она тянется к девушке, и она медленно отступает, не в силах отвести взгляд или закричать.
-Да-аа-й, де-ее-вка, да-аа-ай. – Сипит их давешний гость, приближаясь все ближе. Из оскаленного рта едва прикрытого сгнившими губами, тянутся прозрачные нити слюны. Дарья силится закричать, позвать на помощь, но из пересохшего горла вырывается лишь сиплый хрип. Ей достает сил развернуться и броситься к костру. Но едва она сделала первый шаг, как с молниеносной скоростью ее настигла рука и острые когти разворотили плечо, задели шею и порвали голосовые связки. Силой удара ее снова развернуло к монстру. Она истекает кровью, раскрывая в немом крике окровавленный рот. – Мое. – Сипит тварь. – Мое. – На ее предплечье сомкнулась похожая на клешню ладонь, и девушка рухнула на прелую листву без сознания. Существо, которое вскоре (когда наличие в аномальной Зоне мутантов и драгоценных артефактов уже невозможно будет скрывать от мира и общества), сталкеры назовут Изломом, уволокло девушку в чащу, где прежде чем убить проделало с нею все, о чем та мечтала, и гораздо, гораздо больше, сидя на гнилой скамье и ожидая Макса.

-Что-то долго ее нет. – Макс обеспокоенно обернулся в том направлении, куда убежала Дарья. – Пойти поискать, что-ли.
-Неужто приперло? - Насмешливо спросил Сергей. Ему тоже что называется, не обломилось. Ляля уединилась с Анри, как и мечтала целый день. Вот теперь и сидят они у костра вдвоем. Остальные разбрелись по спальным мешкам и до одиноких мужчин доносятся редкие особо несдержанные недвусмысленные крики. – Явится. Куда ей деваться. – Он разлил водку в два стакана. – Давай выпьем, раз уж в любви нам не везет.
-А ты загадай. – Макс опустошил свой стакан. – Исполнителю. Какую хочешь бабу.
-Я Памелу Андерсен загадаю. – Зло бросил Сергей. – С вооот такими буферами. – Показал он. – Думаешь, он действительно существует?
-Кто? Исполнитель? Не знаю. – Макс подхватил с шампура колечко лука. – Едва ли. Скорее всего, Анри прав и дедок просто сдвинулся от одиночества и передозировки советской фантастикой. Его история типичный плагиат на тему «Пикника на обочине».
-Знаю. – Кивнул головой Сергей. – Понимаю прекрасно, что бред, но так хочется верить, брат. – Он резко опрокинул водку в рот и выдохнул. – Увидим.

Уже давно глубокая ночь. Макс, сморенный сорокоградусной, уже сопит на скамье, накрывшись курткой. Спят утомленные сексом парочки. А Сергей все сидит, сонно тараща глаза на устало танцующие языки костра. Кровь бешено бьется в венах, тело сотрясает мелкая противная дрожь. Неужто все правда? Не солгал Стас. Ведь приходил странный ночной гость. Все точно по его рассказу: и про Исполнитель и … про цену. Тут уж Сергей не виноват. Он Дашку прочь от костра не гнал. Сама ушла. Обиделась, видели, цаца какая. Он в ее смерти не виноват. Говорил Стас не зря с группой выходить. Зоне нужна плата за услугу, и он готов ее оплатить сполна. Только бы жить нормальной жизнью. Излечиться. И не перебиваться от зарплаты до зарплаты, вкалывая на чужого дядю. Все, конец, баста. Его время пришло стать Хозяином Жизни. И теперь он этого добьется даже если придется своими руками передушить этих людишек, что называются его друзьями, а на самом деле готовы всадить нож в спину. Рисуя картины счастливого будущего, он прикрыл глаза. Дрожь понемногу стихала. Вместе с нею уходил и навязчивый, сводящий с ума зуд. Он давно заметил, что стоит немного переволноваться и распад тканей, вместе с сопутствующими симптомами нарастают, словно снежный ком. Что-то, словно огромная летучая мышь, мелькнуло перед сомкнутыми веками и исчезло, на долю секунды скрыв от Сергея пламя костра. Он вздрогнул, вынырнул из мечтаний, открыл глаза и огляделся: ничего. А возможно это действительно мелькнула летучая мышь, в погоне за мошкой метнувшись у самого костра. Движение повторилось у самого края поляны, но Сергей, как ни старался, не сумел разглядеть было там что-то или нет. Неожиданно проснувшееся чувство самосохранения настойчиво требовало подняться, вернуться в машину и гнать от этого места как можно дальше и как можно быстрее. Но подчиниться означало отказаться от Исполнителя. Разбить на радужные осколки мечты о нормальной жизни. Где-то у самой сцены раздался тихий шорох опавшей прошлогодней листвы, и мужчина осторожно повернув голову в направлении звука, застыл в изумлении. По давно прогнившим и частично проломленным ступеням, к спящим людям подкрадывалось странное создание. Уродливое, напоминающее карлика, около метра высотой, покрытое редкой темной шерстью. Приплюснутый череп, удлиненные острые уши, перепончатые крылья летучей мыши. И страшные трехпалые лапы с длинными, острыми когтями. Существо поднялось к месту, где спали люди, и склонилось над ближайшим спальным мешком, как с тихим, но отчетливым яростным писком на него через прореху в крыше сцены на спикировало еще одно, подобное создание. Завязалась драка. Оба существа сцепились в единый комок, рухнули на спальный мешок. В стороны полетели клочья перепонок крыльев, шерсти, синтепона спального мешка и кровавых ошметков. К визгу тварей присоединился визг Елены Михайловны, смешанный с хрипами Николая: в первые же минуты схватки, задняя лапа одной из тварей разорвала ему горло. Запах крови жертвы сводил этих монстров с ума. Они все яростнее вцеплялись друг в друга, калеча при этом и людей. Очень скоро крики Елены Михайловны сменились булькающими звуками, которые быстро утонули в воплях остальных проснувшихся и пытающихся покинуть мешки людей. Сергей, совершенно не думая о спасении друзей, ринулся к машине, на половине пути был атакован с воздуха еще одной такой тварью, но сумел вывернуться и вихрем влетел в автомобиль.
-Эй! Кто живой! Сюда! – Крикнул он, переведя дыхание. А над поляной разразилась настоящая война: с десяток крылатых огромных нетопырей не сколько калечили и убивали людей, сколько нападали друг на друга, мешая и раня собратьев, которым изначально повезло в охоте. Вскоре в «Газели» оказались почти все ее пассажиры.
-Кого нет? – Спросил Макс, вытирая кровь, струйкой стекающей из раны на голове.
-Дай посмотрю. – Марина притянула к себе его голову. Ей одной удалось совершенно избежать клыков и когтей летающих тварей. – Дашки нет.
-Эти, не знаю, кто они такие, нетопыри, Елену Михайловну доедают. – Дрожащим голосом констатировал Анри, выглядывая в окно. – Скоро за Николая примутся.
-Они и своих собратьев, что только что прикончили, жрут. – Добавила хладнокровно Ляля. – И, кстати, Левчика в машине нет. Кто говорил, что видел его здесь?
Ей никто не ответил. Оставшиеся в живых люди потрясенно молчали.
-Тут еще водка есть. – Нерешительно сказал Анри. – Может…
-Давай. – Ляля протянула руку, и он подал ей бутылку. Девушка сорвала закрутку и приложила горлышко к губам, жадно делая глоток за глотком.
-Сопьешься. – марина отобрала у нее бутылку и приложилась к ней сама.
-Или в дурдом попаду после такого отдыха. Ну и удружил ты нам Сережа. – Произнесла Ляля.
-Мы все туда попадем. На долгое и принудительное лечение. Если выберемся из этого кошмара, конечно. – Макс выглянул в окно, отодвинув штору, задернутую Лялей. – Фу, мерзость. Ты слышишь, Сергей? Давай, вывози нас отсюда.
-Не могу. – Спокойно ответил он. – Мы полночи фары жгли. Аккумулятор сел. – В салоне повисла тишина.
-И что делать будем? – Теперь Ляля вот-вот готова сорваться в истерику. – Я не хочу здесь умереть!
-Дождемся утра в машине. Здесь, вроде безопасно. – Пожал плечами Анри. Ответом ему послужил скрежет металла: Одна из тварей, метко прозванных Нетопырями, села на крышу автомобиля. Метал отозвался жалобным скрипом.
-Хорошая идея. – С сарказмом ответил Макс. – Если к этой твари присоединится пара – тройка сородичей, крыша может и не выдержать.
-Есть другие предложения? – Уточнила Марина.
-А до КПП далеко? – Тихо спросил Костя.
-Ты сбегать хочешь? Нет, Анри прав. Нужно дождаться утра и добраться до Чернобыля. – Вклинился в разговор Сергей.
-Пешком? Ты вообще в своем уме? Не видишь, что здесь происходит? – Повысил голос Макс. – Нужно выбираться из Зоны! А ты предлагаешь углубиться в этот ад!
-Как мы будем объяснять исчезновение Левчика и Даши? А смерть Елены и Коли? Нам никто не поверит. А если хорошо копать, то у каждого из нас могла быть причина желать им смерти. – Сергей умолк, любуясь произведенным эффектом. – Лично я за решетку не хочу. Мы можем все исправить. Нужно только найти Исполнитель!
-Да. Ну конечно! – Ляля отобрала бутылку у Кости и допила все, что осталось на донышке. – Как этот сумасшедший старик говорил? Вода, дом, много?
-Мы это уже разгадали. – Устало ответил Макс. – Это бассейн. В Чернобыле.
-Я не хочу слушать весь этот бред об Исполнителе! – Крикнула она. Крыша снова жалобно скрипнула: нетопырь



Комментариев 6

Главный администратор syabr
Офлайн 22 декабря 2013 12:23 поделиться
MilayaLedi,
приветствую на сайте, повышаю до следующего ранга)
По произведению: было бы удобнее напечатать его на форуме, там больше возможностей, но раз решили тут - ничего не имею против. Есть некоторые придирки к знакам препинания, но не существенные, например:
-Таисия! – Женщина вздрогнув, остановилась. - вздрогнув - вводное слово, выделяемое запятыми с обоих сторон.
-С потерей собаченки придется смириться. – Отрезал Сережа. – Все в машину! - тут не обязательна точка перед первым тире, и дальше с большой буквы не нужно, это одна фраза)
В целом здорово, атмосфера передана хорошо smile30

ПС концовка не влезла, новости имеют предел вместимости)
--------------------
https://commando.com.ua/commando/main/3337-kak-pravilno-soobschit-ob-oshibke.html
Мододел Hero_of_Calradia
Офлайн 22 декабря 2013 12:57 поделиться
syabr,
Я случайно не выкладывал своё произведение "Легенды живут вечно" ? если нет,могу завтра 1 главу выложить smile
Главный администратор syabr
Офлайн 22 декабря 2013 12:59 поделиться
Hero_of_Calradia,
Случайно нет)) Только давай на форум может?
--------------------
https://commando.com.ua/commando/main/3337-kak-pravilno-soobschit-ob-oshibke.html
Мододел Hero_of_Calradia
Офлайн 22 декабря 2013 15:01 поделиться
syabr,
Меня на форуме нет smile4
Главный администратор syabr
Офлайн 22 декабря 2013 15:12 поделиться
Hero_of_Calradia,
А кто виноват-то...
--------------------
https://commando.com.ua/commando/main/3337-kak-pravilno-soobschit-ob-oshibke.html
Офлайн 26 декабря 2013 15:21 поделиться
Произведение понравилось, автору респект. smile30
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Регистрация.

Интересно

Онлайн

Пользователи: 



Последние комментарии

MOD Tian Xuan (Biographies of Tianxuan)
Sycophant, Сегодня, 22:28
epilect,начал игру на английском по привычке, не думал, что ее тут в принципе нет...
MOD The epic of Faya (法亚史诗)
Andyboi, Сегодня, 22:16
мне очень помогает Чжан, он со мной общаеться как с другом тяжелый перевод еще предметы перевожу...
MOD The epic of Faya (法亚史诗)
Юрикс, Сегодня, 22:04
epilect,Да я тоже жду более подробного перевода,и спасибо за советы,мод тоже понравился,только...
MOD A World of Ice and Fire
Тур, Сегодня, 21:58
Их мать и эти двое, в невестах. Поэтому встретить их можно только по праздникам. ...
MOD The epic of Faya (法亚史诗)
epilect, Сегодня, 21:55
так я это и имел ввиду....
MOD The epic of Faya (法亚史诗)
Andyboi, Сегодня, 21:52
я просто перевожу текст...
MOD The epic of Faya (法亚史诗)
epilect, Сегодня, 21:38
Andyboi,судя по всему ты победил очередного монстра  ...
MOD Tian Xuan (Biographies of Tianxuan)
epilect, Сегодня, 21:41
Sycophant,а эти...да,они одеты в красное,выиграть у них можно,но крайне сложно...да и...
MOD The epic of Faya (法亚史诗)
Andyboi, Сегодня, 21:34
Глобальные вопросы смогу задать после тестирования русификатора...