Бестия и Я: "День рождения моего друга"

Стоим на площадке перед дверью именинника и с улыбками переглядываемся. Звоню в дверь, и едва она открывается, горланим.
— С Днем Рождения! — едва ли не силой выпихиваем вперед наш скромный подарок. Он действительно скромно прячется за нашими широкими спинами: едва одетая (благо на улице жара) блонда с пронзительно синими глазами. Сам видел, как мой друг Игорь, ронял слюни на ее задницу, вчера в том затрапезном баре на самой околице городка.
— Ну, блин, вы даете. — растерянно произнес мой друг, пропуская нас в квартиру. — И что мне с нею делать?
— А ты с Алиской что делаешь? — с ухмылкой спросил я. Зря спросил. Я вообще это имя произносить не должен.
— По - разному. — уклончиво ответил Игорь. — Ты ж знаешь. С Бестией вообще, тяжело.
О, да. Ему тяжело. А мне… мне так иногда прямо в петлю. эта Алиса та еще. И Игорек с нею явно не справляется. Хлопаю друга по плечу и прохожу в комнаты.
Квартира Ларса, (так мы зовем его в Зоне), мне нравится. Этакое логово Холостяка. Самостоятельного мужика видно во всем: стандартный, дорогой, без особых гламурных заморочек ремонт, дорогая техника. И нигде ни намека на ее присутствие. Втягиваю ноздрями воздух. Здесь даже не пахнет ее чертовым бергамотом с ванилью и черт знает, чем еще. Ведьмино зелье, от которого у меня вскипает кровь. Девочка нерешительно застыла посреди гостиной.
— И чего стоим? — Игорь еще раз окинул ее горящим взглядом и снова перевел взгляд на меня. — Это, типа рабыня?
— Ага. — поддакнул Петр. Мы зовем его Апостол. — Секс рабыня. В полном твоем распоряжении на трое суток считая с этого момента. — он по - хозяйски расставлял на низком столике бокалы.
— А кроме траха она на что-то способна? Пожрать приготовить? Нет? — Игорь все еще оглядывал малышку.— Не стесняйся. Кухня вон там. — он указал ей направление. — Фартук у плиты, продукты в холодильнике.
— Да мы и с собою принесли. — внес свою лепту Антон. — Я в коридоре пакеты скинул. А это ты хорошо придумал, ага. Проститутку заставить салатик соорудить. Жрать охота. Мы ж с Апостолом только вышли. — Антон расположился на диване. — Алиска где?
Еще один поклонник. Я невольно напрягся: сам бы хотел знать, где это чудовище обретается уже вторые сутки.
— Понятия не имею. — пожал плечами Ларс, и я готов его убить. Как можно быть не в курсе, где твоя женщина, если она… такая? — Носится где-то. Может, по заказу Савелия ушла.
— Куда? — пытаюсь спросить ровно, почти равнодушно. По дружески. И снова понимаю, что не имею права даже на это. Мы с нею не друзья. Она меня едва терпит. Как друга и уж чего там, любовника своей близкой подруги. Почти сестры. И здесь я сам загнал себя в тупик. — В Зону? Одна? — я готов сорваться и наорать на него.
Зона — смертельно опасная территория вокруг Чернобыльской Атомной Станции. А мы, все здесь собравшиеся, кроме шлюхи, конечно, сталкеры. Люди снова и снова играющие со смертью. За деньги. Иногда за большие деньги. Или за очень большие. Как я, к примеру. Я наемник. Иногда проводник. Иногда убийца. Мне все равно. Бизнес, ничего личного. Мы с Алисой враги по идеологическим, так сказать, вопросам. Она, таких, как я, иначе, чем шакалами не зовет. И паре моих людей прилетало. В моем собственном клановом баре. Я чуть не сдох от злости. Уж чем они там ее зацепили, не разбирался, но скрутила она их при всей честной кампании. Не самых лучших людей, но, черт ее возьми, моих! Наемников! И двух я потерял. Точнее, она сорвала заказ, (случайно, разумеется, а как же иначе), просто и незамысловато одного прирезала, второго пристрелила, в Зоне. Зато спасла жизнь одному свободному сталкеру. Заказ мы все равно выполнили. Но, какой ценой! Влас, глава моего клана, орал знатно. И я его понимаю. Но Алису не достали. Да никто и не пытался: война между кланами сейчас никому не выгодна и не интересна. К тому же мои люди сработали грязно и непрофессионально. Сами нарвались. Влас имел с нею беседу и девчонка ему приглянулась. Но сотрудничать отказалась. По тем же идеологическим соображениям. Что же касается меня…я, как - никак, мастер, и вообще… парень без принципов. Я не Игорь, я и врезать могу. И пофиг, что я, между прочим, ей жизнь пару раз спас. Не смотря на идеологические разногласия. Все так переплелось дико, глупо, и безысходно.
Я увидел ее в госпитале. В коридоре у палаты Игоря, с которым тогда едва здоровался при встрече. Он из другого лагеря. «Свобода» нам конечно не враг, но у наемников и друзей-то особо не водится. Сегодня водку вместе пьем, а завтра я тебя в Зоне за несколько тысяч упокою. Если ты кому дорогу перешел.
Утрирую, конечно. Такой себе перец как я вполне может позволить себе фильтровать заказы. Я все больше проводником или по артетам специализируюсь. Да и команда у меня, бизнес, опять же вполне «легальный» в Приграничье.
— Леха, не зависай. — Игорь вложил мне в руку бокал до краев наполненный виски. — Не в Зоне она. Где-то в городе мотается. Ирина ее в Зону не выпускает.
— Да наша лиса Алиса себе и в городе приключений найдет с легкостью. — отозвался Апостол. — Интересно, она в постели так же горяча, как … — под выразительным взглядом друга он осекся. А я опустил глаза и быстро выпил.
Эти разговоры вполне нормальны, когда в обществе мужиков появляется особь женского пола и поднимает волну своими выходками, но черт, нервы мои на пределе. Трудно играть роль равнодушного, холодного камня, когда в груди бушует пожар. Сам себя за это ненавижу. И ее.
— Ларс, ты бы придержал ее. — говорю, сжимая в руках пустой бокал. — Наливай. — осторожно ставлю его на стол.
— Кого? Бестию? Придержал? — Алекс, ты видел ее в деле. Ты с нею в Зоне пересекался. Как он ее придержит? — спросил Антон. — Ты забыл, как она Борова отделала? У нее подготовка — мама не горюй. Чего ты вообще паришься?
— У нас тут что, клуб фанатов Бестии? — уточнил Игорь. — Я конечно люблю Алису, но ребята, у меня день Рождения и … и давайте выпьем. — он поднял бокал. — За нас!
— Ну, да. — не успокаивался Апостол. — Фанаты у нее тоже имеются. Уверен, большая часть приколов, что сейчас творится в нашем маленьком городке, ее рук дело. Вместе с Клином и Шайбой они военных цепляют. Вчера вон сорвали день рождения начальника гарнизона.
— Девочке скучно. Девочка развлекается. — пожал я плечами и бросил взгляд на Игоря. Он отправил шлюху под стол и первым, кажется, сейчас словит свой кайф Апостол. Друг решил не жадничать и поделиться подарком с друзьями. Петр заметно вздрогнул, а мой друг вяло шевельнулся в штанах. Нет. Я этот круг пропущу. Что-то старею. Брезгливым становлюсь. Под удивленными взглядами друзей поднялся и пересел на диван.
— Я пас. У меня Ира имеется. — удивленно ловлю на себе быстрый взгляд Игоря. Чего это он?
Имеется. В госпитале я чуть не свихнулся от скуки. Надоело все. А в бабах у меня никогда недостатка не было. Выбирал любую. Предпочитал вот таких, как та под столом. Высоких, (сам-то я больше двух метров вымахал), модельных блонд с шальными глазами и выразительным ртом. Уж мне отлично видно, как она заглатывает дубинку Павла. Отвел взгляд, едва прислушиваясь к разговору друзей. Вот такой я не компанейский парень. Позвонить что ли Ирке, узнать, где Алиска. Непринужденно, между делом подставить друга, пригласив ее сюда. Потом приласкать и утешить. Ага. Мне же первому и прилетит. Да и подло это. Не по - пацански. Да и Ира… Ира – Ирочка. Эти ее преданные синие глаза. Она медсестра. А я едва в том походе ласты не склеил.
У меня спонтанный секс, у нее спонтанная любовь, не глядя на красавца мужа – военного, который может существенно сократить годы моей жизни. У него работа такая: отстреливать таких как я, (не любовников своей жены, на них он ложил (или клал, кому как больше нравится) с прибором, сам перепробовал все, что двигается в этом городе и остановил свой выбор на местной стриптизерше), сталкеров, и делал он это с особым удовольствием.
И ходил одно время слух, что и Алису он опробовал. Ну как же, ее трудно не заметить. Но только тут ошибочка вышла. Игорь прав: с Бестией трудно. Очень.
Сейчас Палач в больничке отдыхает под присмотром своей жены. Вот не вышло у меня, горячего русского парня, мимо этих разговоров пройти, и не взбелениться. Да и подвернулся мне Палач как раз вовремя — в тихой аллее рано утром: от своей Ниночки – Ночки на службу шел. Не дошел и не скоро там появится. Убивать не стал. Лишь кардинально ампутировал память. На всякий случай.
А тогда… тогда я просто вышел покурить. Лучше бы книжку читал. Скользнул по ней взглядом. По задней ее части: она высунулась из окна за веткой черемухи. Слишком высунулась. Схватил за пояс джинсов и втянул в коридор. Утонул в синих глазах с золотистыми чертиками - искрами в самой их глубине. Запутался в густых, русых волосах. И этот аромат, свежий, терпкий, огненный… Я понял, к кому она пришла, кого ждет и разозлился. А Игорь был занят. Он занимался любовью с одной из медсестер. До сих пор не понимаю. Как? Зачем? Зачем еще кто-то, если есть она? Нет, если честно, теперь понимаю. Потому, что она невыносима. И теперь у меня другой вопрос: как он терпит все ее выходки? Выходы в Зону? Упрямство? Безумную, отчаянную веру в себя? Да, согласен: боевая подготовка у нее отменная. Круче, чем крутые яйца. Я сам выходец из спецов, но нас кое-каким вещам не научили, из тех, что в ее арсенале имеются. Я не беру во внимание кошачью грацию и интуицию. Но терпеть мужиков рядом с нею? Отчего так уверенно спокоен?
Я заговорил с нею первым. Кажется, дал совет не питать иллюзий по поводу Игорька. Она полоснула меня гневным взглядом, и спросила что-то колкое. Завязалась перепалка, и я снисходительно ухмыляясь, оставил ее в коридоре дожидаться, когда Ларс насытится и отпустит медперсонал.
Потом они подружились с Ирой, и я понял, что попал. Реально завяз. Я, здоровый дядька, старше нее на десять лет, схожу с ума от ревности и желания, едва вижу ее. Достаточно лишь взгляда, одного колкого слова и я словно мальчишка дрожу от возбуждения и злости. Иногда я готов убить ее. Или изнасиловать. Или… черт. Мой дружок явно решил вырвать молнию джинсов. А я ведь просто думаю о ней. Ненавижу. Как же я ее ненавижу.
— Алекс, девочка освободилась. — вырвал меня из размышлений Апостол, бросив взгляд на выдающийся холм на моих джинсах. — Забирай.
— Обойдусь. — тянусь за своим бокалом со спиртным. Напиться. В усмерть. В хлам. И все же позвонить Ирке. Просто узнать, не объявлялась ли Алиса. И завалиться в их дом. Они живут вместе. Утром столкнуться в кухне и сатанеть под коротким равнодушным взглядом.
Пока Бестия в Зоне была, а я тихо сходил с ума, каждый час проверяя зеленую точку ее маркера на своем КПК, Ира меня до печенок достала, пока я им этот особняк не нашел. Чтобы типа друг другу не мешать, но и чтобы вместе. Нашел. Большой одноэтажный дом на два крыла. Пять комнат. По две на каждую, гостиная и кухня общая.
Поднимаюсь и выхожу покурить. Над городом душные сумерки. И я задыхаюсь. Убраться к чертовой бабушке из города, пока я не разнес его. Выйти, сесть за руль и гнать, гнать, гнать машину вперед, пока ветер не прочистит мне мозги. Это не помогает. Я пробовал. Едва не влетел в аварию и попал на деньги отмазываясь от гаишников.
— Леш, ну чего ты? — Игорь хлопнул меня по плечу. — Ну, давай оставим этот… подарок, пусть полы моет, что ли, а сами рванем в «Осколки Неба»? Оторвемся по полной. — звонок в дверь прервал его на полуслове, и он пошел открывать.
— С Днюхой тебя! — раздалось с порога. Невольно вздрагиваю: она. И Ирка. Подарок!
— ! — шепчу я, стремительно возвращаясь в комнату. Оглядываюсь: девушки нигде нет. — Где она? — оглядываюсь растерянно. Сейчас будет большой скандал и по ходу, Алиса не очень будет разбираться, кто виноват. Мечты, блин, сбываются. Разве не этого я хотел? Где-то там глубоко в темени своей души. Я ж наемник, у меня нет принципов.
— В ванной. — тихо ответил Апостол. — Сейчас девушки пройдут в комнату, и Антон выставит ее за дверь.
— Привет. — она как всегда стремительна и легка. Апостолу достаются дружеские объятия, мне холод равнодушной улыбки. — Привет Рамзес.
— Привет. — киваю я китайским болваном. Я растерян. Немного. Не нахожу ничего лучшего, как опуститься в кресло.
— О, салатик, рыбка. — Алиса подхватила кусочек семги. — И где вы прячете фею, которая все это пиршество приготовила? — она бросила смеющийся, лукавый взгляд на Славу и тот расплылся в улыбке. — Не говори, что сам. Не поверю.
— В ванной.
— Тоша! — это она к Антону. Уменьшительно-ласковое имя резануло меня по ушам. — Выпусти девушку.
— Твой подарок? — Ира стоит надо мною как Фемида, глядя в глаза.
— Мой. — пожимаю плечами. Не отвожу взгляда. Она не Алиска. На нее мой взгляд действует, и Ира примирительно присаживается мне на колени. Я не в том настроении. Невольно отстраняюсь от ее руки. Моя пытка продолжается. Парни, словно павлины, распушили хвосты перед смеющейся и что-то увлеченно рассказывающей Бестией.
Скандала не получилось. Наверное, я дурак, если ничего не понимаю. Она совершенно спокойно воспринимает голую девицу в квартире своего мужчины. Более того, она и относится к Игорю так же ровно, как и к остальным. Либо они скрывают свои отношения. Либо их, (отношений) просто нет. Зачем им скрывать? У Алисы в наших кругах вполне оправданная репутация хорошего бойца. С нею мало кто может обращаться, фривольно распуская руки. Я бы, наверное, сумел. Если бы ситуация была иной и на моих коленях не сидела ее лучшая и самая близкая подруга.
— Леша, милый, что с тобой? — Ира преданно заглядывает в мои глаза. Отстраняюсь, боясь сорваться. Потому, что понимаю, что меня откровенно водят за нос. Или я сам себя вожу.
— Давай выйдем. — едва ли не спихиваю ее со своих колен и вывожу на балкон. — Ира, Алиса девушка Игоря? — задаю прямой вопрос и уже знаю на него ответ.
— Нет. — растеряно ответила Ирина. — С чего такие мысли? Они друзья. Ты же знаешь, она ему жизнь спасла.
— Знаю. — а в голове только одна мысль бьется: какой же я болван! Болван.
История старая. Случилось это почти полгода назад. И уже полгода я схожу с ума по девушке одного из своих лучших друзей. Тихо и надеюсь, не очень заметно. Тут, собственно, и рассказывать нечего. Ситуация для нашего брата обыкновенная: помогла Алиса Игорю от мародеров отбиться да из Зоны выбраться. Вытащила, как медсестры во Вторую Мировую почти на себе солдат вытаскивали.
— Лешка. – она вглядывается в мои глаза. — Ты влюбился! Ты любишь ее? — Ира ждет ответа, вцепившись руками в мою футболку.
Что я могу сказать ей? Да? Нет?
— Ир, ты же знаешь. — терпеливо начинаю я, но замолкаю пораженный: в ее глазах горит что? Радость? Облегчение? Что происходит?
— Вы отличная пара, Леша! Ты должен поговорить с ней! Сейчас. Сегодня.
— Стоп.— встряхиваю ее за плечи. — Что происходит, а? О чем поговорить? О какой любви? Мы друг друга на дух не выносим. И я думал, что ты меня любишь. — добавил я контрольный выстрел. Я говорил, что я убийца?
— Лешенька, милый, я люблю тебя. Но ты меня не любишь. — мягко ответила она и отпустила мою футболку. — Я надеялась, что когда нибудь я тебя отогрею. Но … но Лиска заставляет тебя вспыхивать, лишь слегка задев взглядом. — Ира легко коснулась губами моей щеки и вернулась в комнату.
Кажется, я только что потерял любовницу и обрел друга. Что тоже не плохо. Плохо то, что она с радостью донесет до Бестии всю эту чушь о моей якобы влюбленности. Вот это будет потеха. Пойти, что ли повеситься? Или застрелиться?
Алиса остается здесь не долго. Телефонный звонок заставил ее покинуть нашу теплую кампанию.
— Ты куда? — следом за нею вышла и Ира. Я напряженно прислушиваюсь.
— Так, нужно. — я, стоя в темном коридоре, вижу огонь в ее глазах. Огонь, которого не замечал раньше. Потому, что его там не было.
— Лиса, кто он? — напряженно спрашивает Ирина, подтверждая мои догадки. У нее есть кто-то, кто владеет нею. Если не душою, так телом точно. И я намерен узнать кто это. Для кого ее глаза так горят огнем желания. А я… я готов душу дьяволу продать за один такой взгляд.
— Не важно. — ох, как не терпится ей выпорхнуть. . Прижимаюсь затылком к холодной стене. Желания застрелиться как ни бывало. А вот пристрелить кое - кого очень хочется. Я же говорил, что я убийца.
— Алиса, если это очередная твоя выходка… — Ира будто чувствует мое напряжение и готовность реально лишить ее подруги. — Не смей. Слышишь? — она схватила ее за руку. — Вернись в комнату. Немедленно.
— Да в чем дело – то? — Алиса с удивлением и недоверием глядит на вцепившуюся ей в руку Ирину.
— Позвони ему и скажи, что не придешь.
— Может, объяснишься? — в ее голосе звучит металл. А глаза загораются совсем другим огнем. Этот мне знаком. И я должен вмешаться, иначе Ире не выстоять.
Алиса в ярости это жесть. Говорят. А еще говорят, у нее всегда с собою нож в ножнах на тонкой щиколотке. Господи, я не собираюсь с нею драться. Покалечу еще ненароком. Хотя бой ее видел. Один. И не с человеком. С мутантом, порождением Зоны, перед которым пасуют многие опытные сталкеры. Она сделала его ножом. Легко и не принужденно. Я пока до конца досмотрел, чуть не поседел. А ей, по ходу, пофиг.
— Что-то случилось, девочки? — невинно спросил я, выступая из тени.
— Ничего. — ответила она и меня опалило жестким огнем ее глаз.
— Уверена? — я все еще спокоен. Почти ласков. Но боюсь, это не продлится долго.
— Абсолютно. — Лиса перевела взгляд на Иру, которая все еще держит ее за руку. — Ириша заскучала без тебя. Может, развлечешь ее?
— Нет. — твердо ответила Ира. — Если ты сейчас уйдешь, он… он убьет тебя. — перевела на меня испуганный взгляд. Ну, конечно. Я же наемник. Убийца.
— С чего вдруг? — Алиса с удивлением окинула меня взглядом. Будто впервые увидела. А может, так оно и есть. Она обычно не давала себе труда разглядеть меня. Ира отпустила ее руку и юркнула в квартиру. Я молчал. Понятия не имею, что должен сейчас сказать.
— И? — холодный насмешливый взгляд сводит меня с ума. Бросился вперед, прижал ее к стене, впился в сводящие меня с ума губы, преодолевая растерянное сопротивление. Я готов взять ее прямо здесь, на лестничной площадке. И пусть любопытные соседи разглядывают нас в свои глазки на дверях.
Получил несколько точных и весьма болезненных ударов. Да и хрен на них. Я все равно не разомкну рук. Лишь крепче перехватил тонкие запястья, терзая ее губы.
— Ты сдурел? – дернулась в моих руках, обжигая синими молниями глаз. — Алекс, ты чего?
— Угадай. — снова требовательно приник к ее губам. Что это? Неужели сопротивление сломлено и она ответила? Так и есть. Алиса с не меньшей страстью отвечала на поцелуи. Отпустил ее руки, и она впилась в мои плечи, лаская шею. Тихо выдохнул, когда ее пальцы запутались в моих волосах и впились в затылок. Лихорадочно пытаюсь содрать с нее футболку. Она отстранилась, глядя мне в глаза, прошептала.
— Что, вот прямо здесь? Алекс, мы на лестничной клетке. Я не против экстрима, но как-то неудобно.
Подхватив ее на руки, и снова впившись в губы, несу свое сокровище вниз. В машину. Я не терпелив и эгоистичен в своем рвении овладеть ею. Сейчас я не могу быть другим.
Она податлива и мягка. Страстно отзывается на мою требовательную, иногда жесткую ласку, но ночь окончится и уже завтра я, возможно, встречу ее взгляд холодный и равнодушный. Она пройдет мимо как раньше, едва кивнув при встрече.
Кто я ей? Кто она мне? Нет ответа. И меня самого нет больше. Я сжимаю ее в объятиях, растворяясь в ее глазах, вспыхивающих алыми сполохами в свете любопытного фонаря, заглядывающего в окно автомобиля. Мы исчезаем в огне, сжигающем нас обоих.
И пусть весь мир катится к черту.

Комментариев 0

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Регистрация.

Другое

Онлайн

Сейчас на сайте: 51
Гостей: 45

Пользователи: 



 Последние посетители: 

Последние комментарии